F.P. Journe представили долгожданный для коллекционеров Vagabondage III

1 марта ...

Рассказываем об истории легендарной трилогии Vagabondage и о трудностях ее покупки для коллекционеров

Потянув за ручку двери, стилизованную под ротор автоподзавода, и поднявшись всего лишь на один лестничный пролет, оказываешься в уютной и светлой гостиной, заполненной полками с книгами и ароматом кофе. Сложно поверить, но эта гостиная находится в здании, расположенном в историческом центре Женевы, которое представляет собой не что иное, как фабрику по производству часов одного из самых маститых и талантливых часовщиков современности Франсуа-Поля Журна.

Попав сюда в дни проведения Женевской выставки высокого часового искусства, вы наверняка встретите и самого гения микромеханики, который радушно поприветствует вас в своем доме.

Поговаривают, что по ночам, независимо от дня недели, в кабинете Франсуа-Поля можно увидеть свет. Новые идеи часовых усложнений не дают ему покоя даже в выходной, заставляя его приходить сюда, дабы закрепить их для начала на бумаге в соответствии с корпоративным девизом Invenit et Fecit, что можно перевести с латыни как:

Изобрел и сделал.

Что же удалось изобрести и сделать Франсуа-Полю в этом году? Значимой новинкой F.P. Journe этого года является Vagabondage III, который завершит трилогию, начатую в 2006 году.

Первая коллекция Vagabondage была создана в 2004 году. Именно тогда, по случаю тридцатилетнего юбилея аукционного дома Antiquorum, Франсуа-Поль Журн представил три экземпляра в нетипичных для марки корпусах Flat Tortue (“плоская черепаха”) из белого, желтого и розового золота.

F.P. Journe Vagabondage I 2004

Часы показывали время при помощи цифровой индикации, а на циферблате отсутствовало название бренда. Несмотря на все эти “нетипичности”, часы вызвали глубокий интерес публики и были проданы на благотворительном аукционе за сумму, в три раза превосходящую ожидаемую. Вырученные деньги были направлены институту, изучающему болезни спинного и головного мозга.

Пережив столь невероятный успех на аукционе, Франсуа-Поль принял решение о запуске этих часов в небольшую серию.

Уже в 2006 году появилась первая коллекция Vagabondage. Блуждающий цифровой указатель часа обусловил название коллекции. Выпущенные в количестве 79 экземпляров — 69 штук в платиновых корпусах и еще 10 в платине с алмазами багетной огранки — часы были встречены на ура коллекционерами и моментально ими раскуплены. Так родилась легенда Vagabondage.

F.P. Journe Vagabondage I 2006

Вторая версия Vagabondage увидела свет в 2010 году. Став технически более сложными, Vagabondage II получили двойной цифровой прыгающий указатель: часов и минут, а также малую секундную стрелку на “6 часах” и индикатор запаса хода в положении “12”.

F.P. Journe Vagabondage II 2010

В отличие от первого варианта, механизм был выполнен уже из розового золота, а не из латуни, и по-прежнему сохранил ручной завод. Vagabondage II разошелся по миру обширным тиражом из 69 экземпляров в платине, 68 — в розовом золоте и 10 — в платине с багетами. Название F.P. Journe вновь отсутствует на циферблате.

Зная, как менялась модель с 2006 года, было логично предположить: Vagabondage III должен получить цифровую индикацию секунд. Так и случилось.

F.P. Journe Vagabondage III 2016

Сохранив размеры корпуса предыдущей модели и механизм из розового золота с ручным заводом, модель показывает время посредством цифрового указателя часа в положении “10” и двухразрядным цифровым указателем секунд на “6 часах”.

F.P. Journe Vagabondage III 2016

Минуты отсчитывает центральная минутная стрелка белого цвета, тогда как темно-синяя стрелка у метки “1” показывает запас хода. Vagabondage III будет выпущена в двух вариантах: 69 — в платине и 68 — в розовом золоте.

F.P. Journe Vagabondage III 2016

Смеем предположить, что поиск третьего “Вагабондажа” в свободной продаже будет непростой задачей. Предпочтение будет отдаваться владельцам предыдущих версий, чтобы дать им возможность завершить свою трилогию и стать более причастными к этой легендарной части истории марки F.P. Journe. Ориентировочная стоимость модели в платине — 3 685 900 рублей, в розовом золоте – 3 552 500 рублей.



Фотографии: Пресс-служба F.P. Journe
нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Женевская часовая неделя: триумфаторы и аутсайдеры

В Женеве завершилась импровизированная осенняя “часовая неделя”, включавшая множество профильных мероприятий, главными из которых стали объявление итогов Гран-при часового искусства и аукцион Only Watch. Главный редактор “Часового Алфавита” Юрий Хнычкин делится личными впечатлениями от увиденного

GPHG-2019: победители определены!

7 ноября подвел итоги очередной “часовой Оскар”: вручение желанных статуэток от жюри Гран-при часового искусства в Женеве по традиции состоялось в “Театре Леман” в Grand Hotel Kempinski Geneva

A. Lange & Söhne Odysseus: как понимают casual в Саксонии

Гром среди ясного неба: в серийной программе самого авторитетного немецкого производителя механических часов высшего класса, до сих пор оперировавшего только драгоценными металлами, появилась стальная модель. Odysseus, “Одиссей” — вклад мануфактуры A. Lange & Söhne в растущий не по дням, а по часам – простите за тавтологию – сегмент роскошных стальных часов “на каждый день”

“Дайверы” 2019 года: великолепная десятка и один мировой рекорд

По случаю Международного дня дайвера, отмечавшегося в минувшую субботу, мы обозрели новые модели часов для ныряльщиков, благо нынешний год оказался на них богат

Chopard Alpine Eagle: “сталь на стали”, и не только

Первого октября мануфактура Chopard совершила логичный шаг, представив новую коллекцию Alpine Eagle в самом востребованном на сегодня сегменте роскошных спортивных часов. По понятным причинам всеобщее внимание оказалось приковано к стальной модели на стальном браслете, но ею Chopard не ограничилась

Великая красота: 7 часов с радужными ободками

Идея украсить ободок циферблата разноцветными сапфирами, расположив их по цветовому градиенту, принадлежит дизайнерам Rolex. Так родилась невероятно яркая версия Rainbow, “радуга”. В нынешнем году за первооткрывателем последовала целая группа марок, так что у поклонниц “радужных” моделей, наконец, появился выбор