#Правдаилимиф

Чем больше камней, тем лучше часы

2 марта ...

В обычных классических механических часах должен быть максимум 21 камень, считает Тимур Бараев

Почему-то принято считать, что чем больше камней в механизме, тем лучше часы. Наверное, эта традиция возникла в XVIII веке, когда великий британский мастер Джордж Грэм впервые решил использовать натуральные рубины в механизме своих часов для стабилизации и снижения износа колесных осей, а также сделал из рубинов палеты анкера и импульсный камень.

Камни были довольно крупные, настоящие драгоценные и дорогие. Они сами по себе представляли определенную ценность, а потому указание их количества имело хвастливый смысл. Но сейчас, когда камни делают из искусственно выращенного лейкосапфира, информация о числе камней – просто дань традиции.

A. Lange & Söhne
Фото: пресс-служба A. Lange & Söhne

Кстати, часовые дома перешли на искусственные сапфиры исключительно из технологических соображений. Новые камни имеют абсолютно одинаковую стабильную и предсказуемую структуру, в то время как в природе найти камни с идентичной структурой очень сложно. И можно только гадать, как натуральный рубин воспримет сверлящее воздействие цапфы оси часового колеса.

A. Lange & Söhne
Фото: пресс-служба A. Lange & Söhne

Как я уже сказал, камни главным образом нужны для стабилизации кончиков осей постоянно вращающихся колес. Такие камни называются сквозными, потому что они, как правило, имеют углубления, которые удерживают кончик оси и содержат небольшое количество масла. Их в механизме классических механических трехстрелочных часов нужно всего 12 штук: по паре для кончиков осей балансового, анкерного, промежуточного и секундного колес, а также по паре для оси анкерной вилки и центрального триба.

Камни часового механизма
Камни механизма часов A. Lange & Söhne Lange 1 Moon Phase (слева направо): опорный камень балансового колеса, сквозные камни колесной передачи, палеты. Фото: пресс-служба A. Lange & Söhne

Еще в часах есть так называемые накладные камни, уменьшающие трение на торцевых поверхностях осей. Их устанавливают на балансе, так что этот важнейший орган механизма помимо двух сквозных камней имеет еще и пару накладных. Еще три сапфира идут на изготовление двух палет анкера и на импульсный камень. Итак, мы имеем всего 17 камней, а больше и не нужно.

Шатон с двумя камнями: сквозным и накладным
Шатон с двумя камнями: сквозным и накладным. Фото: http://miluxe.com/vi/tin-tuc-tong-hop/goc-nhin-ky-thuat-–-chan-kinh-dong-ho-la-gi-va-tai-sao-no-quan-trong-b255.html

Хотя можно, как говорится, на всякий пожарный, установить по паре накладных камней для кончиков осей анкерного и третьего колеса, тогда количество сапфиров вырастет до 21. Но это уже точно все! Более того, добавление лишних камней только навредит механизму.

Напоминаю, что мы говорим об обычных трехстрелочных механических часах. Разумеется, если такой механизм дополнить модулем хронографа или вечного календаря, камней станет больше. Но ненамного. Смотришь порой на гордую надпись на циферблате “56 Jewels” и думаешь, куда же они умудрились их засунуть?

Некоторые зачем-то устанавливают камни на конце окружности вращения ротора автоподзавода и говорят:

Так надежнее!

Сомневаюсь! Наоборот, рано или поздно настанет момент, когда ротор начнет задевать их и обсыпать микроскопическими опилками механизм часов.

Можно, конечно, создать концепт вроде Harry Winston Opus XIII, где сапфиры используются и в качестве минутной стрелки, и в качестве разметки шкалы (общее количество камней в механизме Людвика Балуара достигает 242!), но так ведь это же не часы, а “Опус”.

Harry Winston Opus XIII
Механизм часов Harry Winston Opus XIII

А разве представленный в этом году на Женевском салоне концепт Panerai LAB-ID Luminor 1950 Carbotech не великолепен? А ведь всего 4 камня в часах!

Panerai LAB-ID Luminor 1950 Carbotech
Задняя крышка часов Panerai LAB-ID Luminor 1950 Carbotech

Автор статьи: Тимур Бараев

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

5 причин, почему коллекционеры выбирают Richard Mille

Сегодня Richard Mille занимает лидирующие позиции на рынке часовой индустрии. Глава часового направления Christie’s Джон Рирдон объясняет, почему покупатели отдают предпочтение этому бренду

“Меня прет то, что я делаю”

Российский часовщик Константин Чайкин о победе в GPHG, часах как арт-объекте, кайфе от своего дела и нелюбви к работе по требованию

Что означает часовой знак качества “Качество Флёрье” (Qualité Fleurier)?

Часовой знак качества, учрежденный в 2004 году и считающийся самым сложным их всех существующих

Тик-так: секреты покупки часов от пяти мировых экспертов

Рассказываем про часовые предпочтения иностранных специалистов

10 вопросов о том, как устроена мануфактура Ulysse Nardin

Редактор “Часового алфавита” посетила мануфактуру Ulysse Nardin в Швейцарии и узнала, как создаются наручные часы люксового бренда. Рассказываем о производстве в формате “вопрос — ответ”

Развитие часовых механизмов: первые механические часы — какими они были?

Продолжаем серию рассказов о развитии часового дела и появлении первых механических часов