Прозрачней некуда: 5 роскошных наручных часов в сапфировом корпусе

18 сентября ...

Число участников “сапфирового альянса” к 2018 году едва перевалило за десяток имен. Почему туда стремятся многие, а попадают единицы, разбираемся ниже

Каждый бренд по-своему зависит от трендов. Но чем сложнее задача технически, тем меньше марок способно включиться в “производственный флешмоб”. Так что часы в сапфировом корпусе — это вопрос престижа и публичная демонстрация возможностей.

Твердый характер

Сапфир — корунд“Корунд” и “сапфир” — разные названия одного и того же природного образования. Только корунд — минерал, а сапфир — ювелирный термин, обозначающий прозрачный кристалл Al2O3 синего (в большинстве случаев) оттенка., неохотно поддающийся обработке. По десятибалльной шкале Мооса его твердость равняется девяти, что лишь на балл меньше аналогичной характеристики алмаза.

В часовом деле используются (не для декора) сапфиры синтетического происхождения, работа с которыми является трудоемкой и дорогостоящей. Бум на сапфиры положила мануфактура Rolex. С 1980 года она начала оснащать ими весь действующий модельный ряд, выдав таким образом сапфировому стеклу пропуск в перечень канонических комплектующих класса люкс.

У истоков

Винсент Калабрезе принадлежит к тем легендарным кабинотье, что создавали облик нынешней индустрии еще на исходе минувшего миллениума.


Винсент Калабрезе. Изображение: people.timezone.com

Многие помнят его как создателя модели Golden Bridge, путеводной звезды марки Corum. Но редко упоминается факт, что первый багетный механизм с линейно выстроенной зубчатой передачей автор поместил именно в корпус из сапфирового стекла.


Слева: Самая первая модель Сorum Golden Bridge (1980 год), была передана Винсентом Калабрезе в музей Corum. Справа: Corum Golden Bridge (поздние 1980-е)

“Стеклянная броня”

Относительное затишье длилось три последующие декады. Новая волна интереса к невидимым корпусам поднялась шесть лет назад. Причиной ее возникновения послужил блистательный дебют авангардного сапфирового сплит-хронографа бренда Richard MilleНеобходимо уточнить, что кое-кто из участников “сапфирового клуба” не производит корпусы лично. После того как эскиз модели просчитает инженерный департамент в 3D, некоторые марки обращаются с заказом к узкоспециализированным партнерам наподобие фабрики Stettler Sapphire. Предприятие с 1950-х годов совершенствуется исключительно в выращивании искусственных кристаллов. Оборудование, которое оно закупает или изготовляет самостоятельно, стоит миллионы долларов — ведь финишная обработка одного кристалла может обойтись в 15 тысяч. После формовки в печи при температуре свыше 2 000 градусов созревшие минералы режут, шлифуют и полируют алмазной пастой или инструментами с дорогостоящей насадкой машинным способом и вручную. Из-за хрупкости (сапфир не царапается, но крошится) сверлить заготовки и скашивать фаски затруднительно даже опытным мастерам. (о нем мы рассказывали тут).

Сейчас сапфировое изобилие удовлетворит аппетиты даже самого взыскательного коллекционера. Вопрос лишь в том, достаточной ли суммой тот располагает.

Hublot MP-07 Sapphire 40 Days Power Reserve


Hublot MP-07 Sapphire 40 Days Power Reserve. Изображение: watchinvest.ru

Взяв разгон в 2016 году, марка успела выпустить 13 (!) различных моделей в сапфировых корпусах, среди которых и концепт на базе MP-05 LaFerrari. Ценник продолжателя династии немного больше и составляет полмиллиона американских долларов (здесь мы немного округлили).


Изображение: watchinvest.ru

Greubel Forsey Double Tourbillon 30° Technique


Greubel Forsey Double Tourbillon 30° Technique. Изображение: пресс-служба Greubel Forsey

Швейцарский камерный бренд, согласно сайту Bloomberg, сотворит для восьми состоятельных американцев сложную модель, попросив за свое микромеханическое творчество в сапфировом облачении примерно по 1,3 миллиона долларов с каждого.

Richard Mille RM 56-02


Richard Mille RM 56-02. Изображение: пресс-служба Richard Mille

Механизм с турбийоном, помещенный в трехсоставный сапфировый корпус, Ришар Милль ограничил числом в десять экземпляров и оценил в два с небольшим миллиона долларов.

H. Moser & Cie Venturer Tourbillon Dual Time Sapphire Blue Skeleton


H. Moser & Cie Venturer Tourbillon Dual Time Sapphire Blue Skeleton. Изображение: пресс-служба H. Moser & Cie

Второе поколение сапфирового скелетона с турбийоном и функцией GMT шаффхаузенская мануфактура решила предложить покупателю на условиях эксклюзивности. Одни часы — один миллион в твердой валюте.

MB&F MoonMachine 2


MB&F MoonMachine 2. Изображение: пресс-служба MB&F

Эту модель неправильно называть целиком сапфировой: вставки из кристаллов удерживают ребра корпусного титанового каркаса. Мануфактурный механизм максимально открыт для обзора. Цена каждого из 12 экземпляров — 100 тысяч евро.

Текст: Ксения Стрижакова

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

5 причин, почему коллекционеры выбирают Richard Mille

Сегодня Richard Mille занимает лидирующие позиции на рынке часовой индустрии. Глава часового направления Christie’s Джон Рирдон объясняет, почему покупатели отдают предпочтение этому бренду

“Меня прет то, что я делаю”

Российский часовщик Константин Чайкин о победе в GPHG, часах как арт-объекте, кайфе от своего дела и нелюбви к работе по требованию

Что означает часовой знак качества “Качество Флёрье” (Qualité Fleurier)?

Часовой знак качества, учрежденный в 2004 году и считающийся самым сложным их всех существующих

Тик-так: секреты покупки часов от пяти мировых экспертов

Рассказываем про часовые предпочтения иностранных специалистов

10 вопросов о том, как устроена мануфактура Ulysse Nardin

Редактор “Часового алфавита” посетила мануфактуру Ulysse Nardin в Швейцарии и узнала, как создаются наручные часы люксового бренда. Рассказываем о производстве в формате “вопрос — ответ”

Развитие часовых механизмов: первые механические часы — какими они были?

Продолжаем серию рассказов о развитии часового дела и появлении первых механических часов