Прозрачней некуда: 5 роскошных наручных часов в сапфировом корпусе

18 сентября ...

Число участников “сапфирового альянса” к 2018 году едва перевалило за десяток имен. Почему туда стремятся многие, а попадают единицы, разбираемся ниже

Каждый бренд по-своему зависит от трендов. Но чем сложнее задача технически, тем меньше марок способно включиться в “производственный флешмоб”. Так что часы в сапфировом корпусе — это вопрос престижа и публичная демонстрация возможностей.

Твердый характер

Сапфир — корунд“Корунд” и “сапфир” — разные названия одного и того же природного образования. Только корунд — минерал, а сапфир — ювелирный термин, обозначающий прозрачный кристалл Al2O3 синего (в большинстве случаев) оттенка., неохотно поддающийся обработке. По десятибалльной шкале Мооса его твердость равняется девяти, что лишь на балл меньше аналогичной характеристики алмаза.

В часовом деле используются (не для декора) сапфиры синтетического происхождения, работа с которыми является трудоемкой и дорогостоящей. Бум на сапфиры положила мануфактура Rolex. С 1980 года она начала оснащать ими весь действующий модельный ряд, выдав таким образом сапфировому стеклу пропуск в перечень канонических комплектующих класса люкс.

У истоков

Винсент Калабрезе принадлежит к тем легендарным кабинотье, что создавали облик нынешней индустрии еще на исходе минувшего миллениума.


Винсент Калабрезе. Изображение: people.timezone.com

Многие помнят его как создателя модели Golden Bridge, путеводной звезды марки Corum. Но редко упоминается факт, что первый багетный механизм с линейно выстроенной зубчатой передачей автор поместил именно в корпус из сапфирового стекла.


Слева: Самая первая модель Сorum Golden Bridge (1980 год), была передана Винсентом Калабрезе в музей Corum. Справа: Corum Golden Bridge (поздние 1980-е)

“Стеклянная броня”

Относительное затишье длилось три последующие декады. Новая волна интереса к невидимым корпусам поднялась шесть лет назад. Причиной ее возникновения послужил блистательный дебют авангардного сапфирового сплит-хронографа бренда Richard MilleНеобходимо уточнить, что кое-кто из участников “сапфирового клуба” не производит корпусы лично. После того как эскиз модели просчитает инженерный департамент в 3D, некоторые марки обращаются с заказом к узкоспециализированным партнерам наподобие фабрики Stettler Sapphire. Предприятие с 1950-х годов совершенствуется исключительно в выращивании искусственных кристаллов. Оборудование, которое оно закупает или изготовляет самостоятельно, стоит миллионы долларов — ведь финишная обработка одного кристалла может обойтись в 15 тысяч. После формовки в печи при температуре свыше 2 000 градусов созревшие минералы режут, шлифуют и полируют алмазной пастой или инструментами с дорогостоящей насадкой машинным способом и вручную. Из-за хрупкости (сапфир не царапается, но крошится) сверлить заготовки и скашивать фаски затруднительно даже опытным мастерам. (о нем мы рассказывали тут).

Сейчас сапфировое изобилие удовлетворит аппетиты даже самого взыскательного коллекционера. Вопрос лишь в том, достаточной ли суммой тот располагает.

Hublot MP-07 Sapphire 40 Days Power Reserve


Hublot MP-07 Sapphire 40 Days Power Reserve. Изображение: watchinvest.ru

Взяв разгон в 2016 году, марка успела выпустить 13 (!) различных моделей в сапфировых корпусах, среди которых и концепт на базе MP-05 LaFerrari. Ценник продолжателя династии немного больше и составляет полмиллиона американских долларов (здесь мы немного округлили).


Изображение: watchinvest.ru

Greubel Forsey Double Tourbillon 30° Technique


Greubel Forsey Double Tourbillon 30° Technique. Изображение: пресс-служба Greubel Forsey

Швейцарский камерный бренд, согласно сайту Bloomberg, сотворит для восьми состоятельных американцев сложную модель, попросив за свое микромеханическое творчество в сапфировом облачении примерно по 1,3 миллиона долларов с каждого.

Richard Mille RM 56-02


Richard Mille RM 56-02. Изображение: пресс-служба Richard Mille

Механизм с турбийоном, помещенный в трехсоставный сапфировый корпус, Ришар Милль ограничил числом в десять экземпляров и оценил в два с небольшим миллиона долларов.

H. Moser & Cie Venturer Tourbillon Dual Time Sapphire Blue Skeleton


H. Moser & Cie Venturer Tourbillon Dual Time Sapphire Blue Skeleton. Изображение: пресс-служба H. Moser & Cie

Второе поколение сапфирового скелетона с турбийоном и функцией GMT шаффхаузенская мануфактура решила предложить покупателю на условиях эксклюзивности. Одни часы — один миллион в твердой валюте.

MB&F MoonMachine 2


MB&F MoonMachine 2. Изображение: пресс-служба MB&F

Эту модель неправильно называть целиком сапфировой: вставки из кристаллов удерживают ребра корпусного титанового каркаса. Мануфактурный механизм максимально открыт для обзора. Цена каждого из 12 экземпляров — 100 тысяч евро.

Текст: Ксения Стрижакова

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Тренды. Выпуск третий – цвет: 13 оттенков лососевого

Цвет salmon… красивый! Надолго ли эта мода?

Часы к Новому году – теперь китайскому. Хрю!

По славянскому календарю 2019-й – Год Парящего Орла. Красиво! Однако производители часов больше привержены календарю китайскому, а значит – Желтой Земляной Свинье.

Тренды. Выпуск второй – вечные календари

На Женевском салоне было много вечных календарей, хороших и разных…

TAG Heuer. Zenith. Кто первый?

Ведущие часовые издания мира анонсировали выпуск хронографа TAG Heuer Carrera Calibre Heuer 02T Tourbillon Nanograph. Некоторые даже объявили об открытии новой эры в часовом искусстве.

Тренды. Выпуск первый – бронза

На прошедшем в Женеве SIHH-2019 было представлено немало образцов в бронзовых корпусах…

A. Lange & Söhne и F.P. Journe выявляют молодых талантливых часовых мастеров

Премии A. Lange & Söhne и F.P. Journe для восходящих звезд