23 мая
Parmigiani Fleurier переосмыслил своего первенца

Основанная человеком, победившим “кварцевый кризис” и вернувшим моду на механические часы, марка решила вернуться к корням и представить обновленный вариант пилотной версии, разработанной Мишелем Пармиджани в 1996 году.

Но если тогда использовались механизмы сторонних производителей, то теперь в корпус из 18-каратного белого или розового золота заключена собственная разработка мастера – хронометр Toric шириной 40,8 мм и толщиной 9,5 мм, основанный на механизме Pf331.

Parmigiani Toric

Отличительная характеристика дизайна моделей коллекции Toric, выделяющая ее среди остальных, – безель с рельефным накатным узором. Форму безеля Мишелю Пармиджани подсказали колонны дорического ордера, являющиеся элементом древнегреческой архитектуры, которой увлечен мастер. Подкрепила идею одна находка: ракушка в форме остроконечной спирали, найденная на пляже в Малайзии. Несмотря на неправильные пропорции, ее спиральная форма, заключающая в себе ряд Фибоначчи, показалась ему асимметричной симметрией. Мишель Пармиджани решает наделить золотыми пропорциями свои первые часы. Таким образом, модель Toric и ее безель соединяют в себе природу, математику и архитектуру.

Parmigiani Toric black dial

Модель стала немного крупнее своей предшественницы, но при этом сохранила характерные черты – изысканную простоту и утилитарность, а также внимание к обработке каждой детали. Стоит сакцентироваться на противовесе секундной стрелки в виде полумесяца или рифленом ободе циферблата. Впрочем, и с обратной стороны, через сапфировое заднее стекло видна тщательная работа над каждой составляющей этого произведения искусства.

parmigiani-toric-back

Циферблат может быть черным или белым, с контрастным большим окном даты, шрифт для которого был подобран отдельно. Белая версия имеет не гладкое покрытие. Использована техника ручного крацевания с использованием смеси соли и серебряного порошка, что позволило получить уникальную текстурированную поверхность.

Фотографии предоставлены пресс-службой Parmigiani Fleurier

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

“Ракета Полярные”: первая серьезная отечественная реплика

Марка “Ракета” спустя 50 лет объявила о возобновлении производства легендарных среди коллекционеров часов “Полярные”. Откликаясь на беспрецедентное для часовых производителей событие, “Часовой Алфавит” рассказывает, чем российская реплика отличается от швейцарского “винтажа”

Крысиное нашествие: 8 часов к Новому году по лунному календарю

Даже если вам не очень симпатичен символ наступившего года, оцените редкие художественные техники (métiers d’art) и технические решения, которые использовали часовые марки в своих релизах к этому событию. Проникшись символизмом момента, “Часовой Алфавит” отобрал восемь — счастливое в Восточной Азии число — образцов

Дары волхвов

Желая показать, что ничто человеческое нам не чуждо, “Часовой Алфавит” предлагает переложение малоизвестной истории о предпринятой маркой Rolex в годы Второй мировой войны гуманитарной акции в отношении британских военнопленных. Кому-то она покажется неправдоподобной, но человеческая вера в чудеса накануне Рождества неистребима, не правда ли?

Все, что вы хотели знать о марке Tudor и ее пришествии в Россию

Следящие за новостями читатели уже наверняка слышали о выходе марки Tudor на российский рынок. “Часовой Алфавит” дождался объявления розничных цен и сделал однозначный вывод, что брать Tudor – надо

Zenith El Primero: калибр в контексте времени

Широкая публика обычно не помнит названий часовых механизмов, так как все лавры достаются оснащенными ими часам. Исключение – автоматический высокочастотный механизм с интегрированным хронографом El Primero мануфактуры Zenith. Революционный для своего времени калибр находится в строю уже полвека и за это время успел “оживить” немало легендарных часов

Все о самых дорогих часах в мире: подоплека успеха Patek Philippe Grandmaster Chime

Выполняя взятое обещание, “Часовой Алфавит” рассказывает об уникальных Patek Philippe Grandmaster Chime Ref. 6300A-010, оцененных на благотворительном аукционе Only Watch в исторически рекордную для часов сумму 31 млн франков. А заодно пытается объяснить, почему покупатель заплатил такие астрономические деньги