Давид Тракслер

3 мая ...

Новый коммерческий директор — о своем недавнем назначении, опыте работы в часовой индустрии, склонности к шопингу и рациональном взгляде на предметы роскоши

Davide Traxler – Parmigiani Fleurier

Одним из главных людей управляющего аппарата мануфактуры Parmigiani Fleurier буквально месяц тому назад стал небезызвестный редакции Давид Тракслер, в последнюю нашу встречу еще являвшийся руководящим лицом совершенного иного часового производителя.

Что подвигло героя этого интервью сменить прежнее место работы и куда теперь отбыл меньше года занимавший эту же должность Стив Амштуц, детально выяснил постоянный эксперт “Часового алфавита” Александр Ветров.

Добрый день, Давид. С какой целью вы приехали в Москву на сей раз?

Для встречи с ретейлером — нам важно вернуть былые позиции в России.

Я видел вас здесь последний раз, когда вы еще были в Corum.

Да, а до этого — в Bvlgari и Chopard.

А еще раньше?

А еще раньше я занимался мебелью.

Даже так? И как вам удалось переключиться с мебели на часы?

По ошибке. Я думаю, в Bvlgari меня приняли за другого человека, чужого протеже. Серьезно, я не шучу. Я провел там два года, а потом были 13 незабываемых лет в Chopard.

Parmigiani Fleurier Tonda 1950
На запястье Давида Тракслера часы Parmigiani Fleurier Tonda 1950 с циферблатом из метеорита

Вы не считаете, что Chopard заслуживает большего? Прекрасный часовой бренд, который многие считают ювелирным со всеми вытекающими…

Это вопрос личного восприятия. Лично мне нравится семейный дух компании, и я большой поклонник династии Шойфеле. Удивительные люди.

А что происходило в Сorum?

О, в Сorum было невероятно интересно, но, к сожалению, задуманное не удалось. И не только по причине специфического подхода к делу со стороны китайских собственников — я, в свою очередь тоже виноват, что не смог найти к ним нужного подхода. Затем последовали месяцы переговоров, после которых я оказался в Parmigiani Fleurier. (Улыбается.)

Как произошло ваше единение с Parmigiani Fleurier?

Вы знаете, что механизм Golden Bridge изготавливается на мануфактуре Vaucher, которая входит в структуру Parmigiani Fleurier. И поэтому у меня были хорошие контакты с людьми из компании, благодаря которым я и попал в список кандидатов на пост коммерческого управляющего.

Почему ушел Стив Амшутц, случайно не знаете?

Случайно нет, но даже если бы и знал, не сказал бы — я же из семьи дипломатов, забыли? (Улыбается.) Я знаком с ним, он прекрасный профессионал, сейчас работает в банковской сфере.

Davide Traxler – Parmigiani Fleurier

Какие основные задачи стоят перед вами на новом посту?

Первое, что я сделал, — проехал по основным рынкам сбыта и послушал, что говорят наши партнеры. Нужно было понять, что мы делаем правильно, какие ошибки совершаем и так далее. Теперь надо все это собрать воедино и составить панорамную картину.

А что вы знали о бренде до того, как стали его частью?

То же, что и все: что Мишель выдающийся мастер, что компания выпускает красивые часы. В детали погружаешься уже на стадии интервью и когда входишь в курс дел.

Каково лично ваше восприятие бренда?

Это бренд, который хорошо продается в Швейцарии. Да, в том числе иностранцам, но тем не менее. Однако есть рынки, где он, что называется, теряет в процессе перевода. Это как со стихами Пушкина, например. Пушкин на английском всегда будет звучать слабее, чем на русском, даже в прекрасном переводе. С Parmigiani Fleurier то же самое.

С другими брендами разве не так?

По-разному. Проза переводится проще, стихи — сложнее, хорошие стихи — еще сложнее.

Кого вы считаете основными конкурентами?

Наши основные конкуренты — наши партнеры. Те бренды, заказы которых выполняют предприятия Parmigiani Fleurier. Вы наверняка их прекрасно знаете.

Parmigiani Fleurier делится своими наработками с внешним миром и таким образом создает благодатную почву для конкуренции. Поэтому все наши конкуренты — наши партнеры, и именно о партнерстве нужно говорить в данном случае.

То есть вы выше всех этих конъюнктурных разборок?

Не выше — у нас просто свое, уникальное положение на рынке. С моей точки зрения, именно так и должна вести себя уверенно стоящая на ногах компания: делиться своими знаниями и ноу-хау с другими. Это куда продуктивнее и перспективнее, чем держать все наработки в секрете.

Davide Traxler – Parmigiani Fleurier

Вы наверняка уже встречались с Мишелем. Будет ли вам трудно работать вместе? Все-таки он творец, витающий в облаках, а вы — профессиональный прагматик.

Мы созваниваемся с ним каждые два-три дня и откровенно говорим обо всем. Это очень важно — обмениваться мнениями и учиться друг у друга. Мишель помогает мне взглянуть на бизнес с иной точки зрения: очень часто менеджеры воспринимают часовое производство как сугубо деловое, забывая о его поэтике и эмоциональной составляющей. И мне это очень интересно.

У вас есть часовая мечта, единственная и неповторимая?

Нет, и никогда не было. Я рационалист и прагматик, так что не идеализирую неодушевленные предметы. Мне нравятся красивые вещи, но и только. Мне, например, нравится женская мода, и я обожаю ходить по магазинам с дочерями, так как люблю узнавать новое о вещах, сравнивать, как они смотрятся на человеке, сочетать их друг с другом, как профессиональный шопер. (Улыбается.)

Однако при этом я считаю, что излишняя привязанность к вещам чревата страданиями, потому что вещи ломаются, теряются, надоедают, в конце концов.

А как ваши дети относятся к дорогим часам? Они предпочитают гаджеты или все-таки интересуются, чем занимается их папа?

И с дочерями, и с сыном схожая история. Девочки начали интересоваться ювелирными часами внезапно, когда пришло время, и сын тоже однажды вдруг отвлекся от своего мобильника и выразил восхищение каким-то дорогим хронометром. Часы приходят в жизнь молодых людей органичным, естественным путем как нечто, что доставляет удовольствие и помогает как-то выделиться из общего ряда. Просто кто-то ограничивается одним экземпляром, а кто-то уже не может остановиться. Единственное исключение из правил — обитатели Кремниевой долины. Они вкладывают деньги в машины, яхты и недвижимость, а часы им совершенно безразличны. Я не знаю, почему так происходит, но это факт.

Davide Traxler – Parmigiani Fleurier

Как вам минувшая Baselworld?

Мне очень понравилось. Я люблю сравнивать Baselworld с рынком, шумным, красочным, разнообразным, тогда как SIHH — это магазин деликатесов. И каждый занимает свое место и играет свою роль. Не могу назвать что-то конкретное, что запало мне в душу, но атмосфера выставки и отзывы дилеров позволяют говорить о том, что она удалась.

Два вопроса непосредственно о продукте. Чем обусловлено внимание, уделяемое нестандартной по форме линейке Kalpa, и как восприняли потенциальные клиенты Bugatti Type 390?

Да, 2018 год у Parmigiani Fleurier — год Kalpa. Вы удивитесь, но половина продаж компании приходится на женщин. И лучше всего здесь продаются именно Kalpa.

Parmigiani Fleurier Kalpa Piccola
Parmigiani Fleurier Kalpa Piccola

Tonda тоже пользуются популярностью у женщин, но все-таки дамы в большинстве своем предпочитают что-то отличное от мужского ассортимента.

Но новые модели Kalpa все-таки крупноваты для женщин…

Нет-нет, я говорю не о том, что мы показали в Женеве — новинки призваны в том числе подстегнуть интерес потребителя к линейке. Дамская коллекция у нас и так хорошо укомплектована, но в этом году мы планируем представить еще одну очень интересную новинку.

Что касается новой Bugatti, то ее приняли прекрасно, и мы даже запустили программу по кастомизации модели. Конечному клиенту предлагается самому решать, как будет выглядеть его экземпляр. Мы можем играть с материалами, цветом, надписями на барабанах — с чем угодно. Выполнение заказа займет примерно полгода.

Parmigiani Fleurier Bugatti Type 390
Parmigiani Fleurier Bugatti Type 390

Текст: Александр Ветров
Фотографии: Георгий Кардава

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

SIHH-2019. Перед балом

Сегодня, 14 января, в Женеве стартует 29-й Международный салон высокого часового искусства – Salon International de la Haute Horlogerie, SIHH.

5 причин, почему коллекционеры выбирают Richard Mille

Сегодня Richard Mille занимает лидирующие позиции на рынке часовой индустрии. Глава часового направления Christie’s Джон Рирдон объясняет, почему покупатели отдают предпочтение этому бренду

“Меня прет то, что я делаю”

Российский часовщик Константин Чайкин о победе в GPHG, часах как арт-объекте, кайфе от своего дела и нелюбви к работе по требованию

Что означает часовой знак качества “Качество Флёрье” (Qualité Fleurier)?

Часовой знак качества, учрежденный в 2004 году и считающийся самым сложным их всех существующих

Тик-так: секреты покупки часов от пяти мировых экспертов

Рассказываем про часовые предпочтения иностранных специалистов

10 вопросов о том, как устроена мануфактура Ulysse Nardin

Редактор “Часового алфавита” посетила мануфактуру Ulysse Nardin в Швейцарии и узнала, как создаются наручные часы люксового бренда. Рассказываем о производстве в формате “вопрос — ответ”