Дэвид Санчес

19 июня ...

Директор по разработке и производству компании Maurice Lacroix Дэвид Санчес рассказывает о дизайне часов и собственных калибрах

Вы периодически проводите презентации в небоскребах, это какая-то специальная задумка?

Наша концепция — это современный город и его население.

Вы можете увидеть небоскребы и молодых горожан в презентационных материалах Maurice Lacroix, потому что наша продукция — часть этой среды. Особенно это относится к линейке Aikon, в рекламе которой можно узнать высотки четырех знаменитых мегаполисов мира. И, похоже, там скоро появится и пятый.

Maurice Lacroix AIKON collection
Maurice Lacroix AIKON Gents, AIKON Chrono и две модели AIKON Ladies

Ваш бренд знают по слогану “Современная классика”. Насколько сложно каждый год придумывать новый дизайн для классических часов?

Это часть нашей работы. Судя по всему, у нас неплохо получается — дизайн наших часов 14 раз получал высшую оценку премии Red Dot Design Award. Для нас это одна из основных ценностей.

Maurice Lacroix Masterpiece Chronograph Skeleton и Masterpiece Skeleton
Две модели, получившие в 2017 году Red Dot Award: Maurice Lacroix Masterpiece Chronograph Skeleton и Masterpiece Skeleton

Ну и потом мы же не в чистом виде классический бренд, мы нечто большее, классика с изюминкой. У нас, конечно, есть классические модели, но также у нас всегда есть что-то еще.

А есть какая-либо ценовая категория, в которой вы добились наибольшего успеха?

Мы не просто добились успеха, но считаем себя лучшими в диапазоне примерно от 700 до 3 000 евро. Наша компания сфокусирована на этом сегменте, так как за эти деньги мы предлагаем лучшее сочетание возможных качеств. Задача в том, чтобы человек посмотрел на часы, высоко их оценил, а потом приятно удивился бы, увидев цену.

За плечами бренда сотрудничество со многими именитыми дизайнерами. Планируется ли продолжать эту традицию?

Да, мы как раз собирались обнародовать соответствующую информацию, но чуть позже. Раз уж речь зашла об этом, придется дать вашему изданию эксклюзив.

В этом году мы объединяем усилия с французским архитектором Жаном Нувелем, японской дизайн-студией Nendo и продолжаем сотрудничество с журналом Wallpaper*.

Когда было объявлено о сотрудничестве Maurice Lacroix с “Барселоной”, фанатам клуба предложили создать собственный дизайн часов. Расскажите об этом необычном опыте.

Мы создали специальный сайт, на котором каждый желающий мог нарисовать свой облик для часов, но не ожидали, что будет создано более десяти тысяч эскизов! Десятку лучших выбрали по результатам голосования на том же ресурсе, а занявший первое место рисунок был воплощен в жизнь. Автор получил от нас часы собственного дизайна.

Квадратное колесо, разработанное в недрах вашего R&D-подразделения, было востребовано швейцарскими часовыми музеями в качестве экспоната как признание заслуг марки в часовом мире. А кто его автор?

Команда. Сложно выделить кого-то одного, так как в создании участвовало множество специалистов. У нас же очень небольшая компания, всего 85 человек, и все наши мощности располагаются в одном здании. В том числе производство мануфактурных калибров. Поэтому каждый сотрудник — специалист на вес золота. И если команда берется за разработку механизма, то в ней участвует каждый.

Maurice Lacroix The Masterpiece Square Wheel
Maurice Lacroix The Masterpiece Square Wheel

У вашей небольшой компании уже довольно много собственных калибров, представите ли вы в ближайшем будущем новые?

Мы никогда не останавливаемся в инженерных изысканиях. Эта работа продолжается и сейчас — для того, чтобы в следующем, скорее всего, году представить новый калибр Maurice Lacroix.

Насколько российский рынок важен для компании?

Он один из ключевых. Как известно, мы присутствуем в России уже не один десяток лет и собираемся расширять это присутствие в регионах.

Наши коллекции, в том числе Aikon, достаточно успешны в вашей стране, они отвечают вкусам потребителей, особенно если говорить о сочетании цены и качества.


Беседовал: Дмитрий Плеханов

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

“Ракета Полярные”: первая серьезная отечественная реплика

Марка “Ракета” спустя 50 лет объявила о возобновлении производства легендарных среди коллекционеров часов “Полярные”. Откликаясь на беспрецедентное для часовых производителей событие, “Часовой Алфавит” рассказывает, чем российская реплика отличается от швейцарского “винтажа”

Крысиное нашествие: 8 часов к Новому году по лунному календарю

Даже если вам не очень симпатичен символ наступившего года, оцените редкие художественные техники (métiers d’art) и технические решения, которые использовали часовые марки в своих релизах к этому событию. Проникшись символизмом момента, “Часовой Алфавит” отобрал восемь — счастливое в Восточной Азии число — образцов

Дары волхвов

Желая показать, что ничто человеческое нам не чуждо, “Часовой Алфавит” предлагает переложение малоизвестной истории о предпринятой маркой Rolex в годы Второй мировой войны гуманитарной акции в отношении британских военнопленных. Кому-то она покажется неправдоподобной, но человеческая вера в чудеса накануне Рождества неистребима, не правда ли?

Все, что вы хотели знать о марке Tudor и ее пришествии в Россию

Следящие за новостями читатели уже наверняка слышали о выходе марки Tudor на российский рынок. “Часовой Алфавит” дождался объявления розничных цен и сделал однозначный вывод, что брать Tudor – надо

Zenith El Primero: калибр в контексте времени

Широкая публика обычно не помнит названий часовых механизмов, так как все лавры достаются оснащенными ими часам. Исключение – автоматический высокочастотный механизм с интегрированным хронографом El Primero мануфактуры Zenith. Революционный для своего времени калибр находится в строю уже полвека и за это время успел “оживить” немало легендарных часов

Все о самых дорогих часах в мире: подоплека успеха Patek Philippe Grandmaster Chime

Выполняя взятое обещание, “Часовой Алфавит” рассказывает об уникальных Patek Philippe Grandmaster Chime Ref. 6300A-010, оцененных на благотворительном аукционе Only Watch в исторически рекордную для часов сумму 31 млн франков. А заодно пытается объяснить, почему покупатель заплатил такие астрономические деньги