Эрик Лоран

4 августа ...

Владелец LPI Russia Эрик Лоран — о любви к России, нишевых часовых марках и часовом онлайн-ретейле

eric-loran-05

Эрик Лоран — сын Патрика Лорана, владельца швейцарского холдинга Weitnauer Group, куда входит часовой дистрибьютор LPI Russia. На российском рынке компания сегодня представляет 20 брендов — от молодых и нишевых вроде Briston или Bomberg до марок с историей наподобие Perrelet. Делами компании Лоран занимается в Москве, давно ставшей для него домом.

О жизни в России

Со своей женой, украинкой по происхождению, я встретился в Москве. Нам понадобилось совсем немного времени, чтобы понять: здесь мы и останемся. Москва оказалась мне ближе по духу, чем Швейцария. Жизнь там для меня слишком медленная.

О любви к часам

Меня нельзя назвать фанатом часов, однако у меня есть своя коллекция. Довольно стандартная. Из любопытных экземпляров — карманные часы, которые достались мне от деда. Настоящие карманные часы на цепочке. Я их никогда не носил — жду, когда наступит подходящий день и час.

eric-loran-04

О первых часах

Это были Baume & Mercier — получил их в подарок 20 лет тому назад. А первыми часами, которые я купил себе сам, стали Cartier.

О часовых пристрастиях швейцарцев

Швейцарцы испытывают любовь к независимым историческим брендам. Особенно к Rolex и Patek Philippe. Эти марки существуют сами по себе и не входят ни в какие люксовые группы. В Швейцарии их очень уважают за независимость, высочайшее качество, красоту.

eric-loran-03

О смарт-часах

Года два назад я был на презентации умных часов TAG Heuer Connected. Сотрудники компании показывали, что они умеют, и предлагали представить себе, что мы все увидим через 20 лет, если все будет развиваться такими же темпами.

Однако я думаю, что часы должны быть чем-то иным. Мы и так живем в мире гаджетов, пусть хотя бы часы остаются часами.

О будущем индустрии

Часы, как и печатные издания, всегда будут рядом с нами. Ведь это сегодня не просто устройство для проверки времени, но еще и инструмент социального признания. Вы надеваете их, чтобы соотнести себя с определенным статусом.

Или же вы носите их как модный аксессуар — с циферблатом или ремешком необычного цвета. На рынке сегодня много довольно доступных часовых брендов, работающих как раз в такой модной нише. В нашем портфолио брендов это Briston, Triwa, Daniel Wellington.

eric-loran-07

О том, как часовым брендам оставаться релевантными

Когда у часовой компании нет истории, ей приходится тяжко. Rolex или Patek Philippe были созданы не 20 лет назад, как вы знаете. Все крупные часовые марки имеют сегодня за плечами какой-то значимый опыт или изобретение. Основатель Perrelet, одного из наших брендов, придумал часы с автоподзаводом.

Поэтому есть только один способ завоевать аудиторию — занять очень четкую понятную нишу, как сделала компания Bomberg, адресовать свою продукцию конкретным нишевым покупателям. Тогда можно обойтись и без исторического наследия.

eric-loran-01

О нишевых марках в условиях российского рынка

Для них остается не так много места на рынке — очень трудно убеждать продавцов продавать нишевый продукт, с которым аудитория пока плохо знакома. Скажем, бренды вроде Briston или Daniel Wellington обычно продаются по всему миру в концепт-сторах. В России концептуальных магазинов сегодня мало. Но мы верим, что они будут появляться, и оптимистично смотрим на будущее модных дизайнерских часовых марок.

eric-loran-02

Об онлайн-продаже люксовых часов

Мне сложно судить о перспективах онлайн-продаж часов люксового сегмента. Что до меня, то прежде, чем покупать часы, я предпочитаю подержать их в руках.

Знаю, что в Великобритании процент продаж люксовых часов в онлайне очень высокий, и предполагаю, что у часового диджитал-ретейла может быть потенциал роста. В России это, правда, осложняется страхом получить вместо оригинала подделку. Прежде рынок нужно очень четко структурировать.


Фотографии: Георгий Кардава для “Часового Алфавита”

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

“Ракета Полярные”: первая серьезная отечественная реплика

Марка “Ракета” спустя 50 лет объявила о возобновлении производства легендарных среди коллекционеров часов “Полярные”. Откликаясь на беспрецедентное для часовых производителей событие, “Часовой Алфавит” рассказывает, чем российская реплика отличается от швейцарского “винтажа”

Крысиное нашествие: 8 часов к Новому году по лунному календарю

Даже если вам не очень симпатичен символ наступившего года, оцените редкие художественные техники (métiers d’art) и технические решения, которые использовали часовые марки в своих релизах к этому событию. Проникшись символизмом момента, “Часовой Алфавит” отобрал восемь — счастливое в Восточной Азии число — образцов

Дары волхвов

Желая показать, что ничто человеческое нам не чуждо, “Часовой Алфавит” предлагает переложение малоизвестной истории о предпринятой маркой Rolex в годы Второй мировой войны гуманитарной акции в отношении британских военнопленных. Кому-то она покажется неправдоподобной, но человеческая вера в чудеса накануне Рождества неистребима, не правда ли?

Все, что вы хотели знать о марке Tudor и ее пришествии в Россию

Следящие за новостями читатели уже наверняка слышали о выходе марки Tudor на российский рынок. “Часовой Алфавит” дождался объявления розничных цен и сделал однозначный вывод, что брать Tudor – надо

Zenith El Primero: калибр в контексте времени

Широкая публика обычно не помнит названий часовых механизмов, так как все лавры достаются оснащенными ими часам. Исключение – автоматический высокочастотный механизм с интегрированным хронографом El Primero мануфактуры Zenith. Революционный для своего времени калибр находится в строю уже полвека и за это время успел “оживить” немало легендарных часов

Все о самых дорогих часах в мире: подоплека успеха Patek Philippe Grandmaster Chime

Выполняя взятое обещание, “Часовой Алфавит” рассказывает об уникальных Patek Philippe Grandmaster Chime Ref. 6300A-010, оцененных на благотворительном аукционе Only Watch в исторически рекордную для часов сумму 31 млн франков. А заодно пытается объяснить, почему покупатель заплатил такие астрономические деньги