Фаваз Груози

12 января ...

Один из самых креативных и интересных дизайнеров нашего времени, владелец и основатель de Grisogono Фаваз Груози в интервью Тимуру Бараеву рассказал о том, как он создает свои шедевры ювелирного и часового искусства, каково быть трендсеттером и кто такая графиня де Гризогоно

Неизвестно, был бы столь успешен прославленный дом Chopard, если бы его сопрезидент Каролина Шойфеле-Груози однажды не приняла предложение Фаваза Груози стать его женой. Именно он подарил супруге множество блистательных идей – от плавающих между двух сапфировых стекол бриллиантов в часах Happy Sport до драгоценных камней самых необычных форм и огранок.

Сколько же замечательных идей, ставших впоследствии мощными трендами, мы сначала видели на вашем стенде! Задам вам один из самых пошлых вопросов: как вы это делаете?

Когда я основывал 23 года тому назад de Grisogono, я отлично понимал, что мой единственный шанс достичь успеха – не быть таким, как все. В своей первой коллекции я сделал все по-своему. Я пришел в ювелирное и часовое дело из мира моды и придумал концепцию сезонных украшений, как в одежде. В то время было принято создавать украшения на все случаи жизни, раз и на века. Первые два года были для нас ужасными. Пока рынок к нам присматривался и привыкал, обо мне говорили:

Этот парень сумасшедший! Что за материалы он использует? Почему драгоценные камни после огранки и полировки выглядят у него, как будто облитые маслом? Его цвета слишком яркие и кичливые…

Но потом, к счастью, мои идеи приняли и стали перенимать. Вот мне и приходится с тех пор все время придумывать что-нибудь новое.

А почему вы решили назваться итальянским именем de Grisogono? Откуда оно взялось?

О-о-о! Это была практически безысходная история! Я не мог выбрать подходящее для своей компании имя очень долго – почти год. Пока на очередном совещании один из моих партнеров не сказал, что его тетя – итальянская графиня и имеет фамилию де Гризогоно. Потом последовали два месяца переговоров с его тетей, и мы все же получили право использовать эту красивую, необычную фамилию.

Ваши ювелирные украшения и часы настолько разнообразны, что трудно обозначить их каким-то одним стилем. А какой стиль вам больше близок: традиционный европейский, ориентальный или, может, одно из авангардных направлений?

Ближе всего мне мой собственный стиль. Никогда я не создавал свои украшения, стараясь стилизоваться под какой-либо национальный акцент. Вот в 2016-м я представил коллекцию “Индия”, но это не значит, что она предназначена исключительно для индийского рынка или выполнена в индийской эстетике. Это просто название. Я творю все, что придет мне в голову. И никогда не боюсь, что буду не понят. За годы в этом бизнесе я осознал одну мудрую вещь: что не понравится одному, обязательно понравится другому, и он объект желаний непременно купит.

Ваше часовое подразделение растет удивительно быстро. Оно уже способно реализовывать ваши самые причудливые идеи. Одни механические часы с цифровой индикацией времени, как у кварцевых, чего стоят! А ведь у вас не было до этого часового опыта?

Спасибо! Я действительно очень доволен нашими темпами развития. Я думаю, что это происходит благодаря нашей очень необычной для часовых компаний структуре. В солидных домах принято планировать на годы вперед. Затем по поводу каждой коллекции, которая выйдет, дай бог, еще через три года, ежемесячно собираются производственные совещания, где человек 15 обсуждают каждую мелочь: сделаем ушки крепления браслета такого-то размера, а заводную головку ограним так-то, цвет у циферблата будет синим или красным. И каждый человек имеет по каждому элементу свои соображения и активно отстаивает их. В итоге все это превращается в пустую трату сил, времени и энергии. У нас же все гораздо проще. Совещания, на которых присутствую я и максимум еще пара специалистов, длятся не более 20 минут. Я говорю, какими должны быть новые часы, инженеры соглашаются и лишь прикидывают, сколько времени и средств нужно вложить в их разработку. В общем, мы просто гораздо больше работаем.

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

“Ракета Полярные”: первая серьезная отечественная реплика

Марка “Ракета” спустя 50 лет объявила о возобновлении производства легендарных среди коллекционеров часов “Полярные”. Откликаясь на беспрецедентное для часовых производителей событие, “Часовой Алфавит” рассказывает, чем российская реплика отличается от швейцарского “винтажа”

Крысиное нашествие: 8 часов к Новому году по лунному календарю

Даже если вам не очень симпатичен символ наступившего года, оцените редкие художественные техники (métiers d’art) и технические решения, которые использовали часовые марки в своих релизах к этому событию. Проникшись символизмом момента, “Часовой Алфавит” отобрал восемь — счастливое в Восточной Азии число — образцов

Дары волхвов

Желая показать, что ничто человеческое нам не чуждо, “Часовой Алфавит” предлагает переложение малоизвестной истории о предпринятой маркой Rolex в годы Второй мировой войны гуманитарной акции в отношении британских военнопленных. Кому-то она покажется неправдоподобной, но человеческая вера в чудеса накануне Рождества неистребима, не правда ли?

Все, что вы хотели знать о марке Tudor и ее пришествии в Россию

Следящие за новостями читатели уже наверняка слышали о выходе марки Tudor на российский рынок. “Часовой Алфавит” дождался объявления розничных цен и сделал однозначный вывод, что брать Tudor – надо

Zenith El Primero: калибр в контексте времени

Широкая публика обычно не помнит названий часовых механизмов, так как все лавры достаются оснащенными ими часам. Исключение – автоматический высокочастотный механизм с интегрированным хронографом El Primero мануфактуры Zenith. Революционный для своего времени калибр находится в строю уже полвека и за это время успел “оживить” немало легендарных часов

Все о самых дорогих часах в мире: подоплека успеха Patek Philippe Grandmaster Chime

Выполняя взятое обещание, “Часовой Алфавит” рассказывает об уникальных Patek Philippe Grandmaster Chime Ref. 6300A-010, оцененных на благотворительном аукционе Only Watch в исторически рекордную для часов сумму 31 млн франков. А заодно пытается объяснить, почему покупатель заплатил такие астрономические деньги