Руслан Раджапов

28 сентября ...

Руслан Раджапов, основатель сети ресторанов Correa’s, бизнесмен и покоритель Ironman, рассказывает основательницам “Часового алфавита” Ксении Пономаренко и Анне Штиль о бизнесе, спорте и любви к часам с историей

ruslan-radjapov-02

Руслан Раджапов — человек вне времени, сложно определить, сколько ему лет. Он часто делает вещи, которые сильно опережают тренды, много работает над собой и остается верен себе. А еще он надеется, что будет играть в футбол со своими внуками — возможно, в спортивных часах нового поколения.

Ксения Пономаренко: Вы жизнелюбивый человек?

Я люблю жизнь и надеюсь, что это взаимно. Но время от времени ловлю себя на мысли, что прожил уже несколько жизней.

Анна Штиль: Почему?

Я много времени провел в разных странах и в разных эпохах. Родился и начал формироваться в СССР, в Узбекистане. По окончании университета мне выпал шанс воплотить свою мечту. Американское правительство предоставило четыре стипендии по четырем специальностям и выбрало по четыре человека из каждой республики бывшего Союза. Я оказался среди них и уехал в США. До сих пор не понимаю, как мне это удалось, зная, какое количество претендентов было из Узбекистана. Наверняка более талантливых и умных, чем я на тот момент.

А. Ш.: Вы сказали, что вам выпал шанс воплотить мечту. Какую?

Пожить в Америке. Тогда это было сродни полету на Луну. В США я провел почти четыре года — в разных частях страны, но учился в самой ее лучшей, как мне кажется — в штате Колорадо, городе Боулдере. Он считается спортивной столицей Америки, а может, и мира, потому что в нем базируется очень много инновационных спортивных компаний. Там я полюбил велосипед и с тех пор с ним не расстаюсь.

К. П.: А когда вы перебрались в Москву? И как пришли к собственному бизнесу?

В Москву я переехал в декабре 1994 года и начал работать в компании Philip Morris. В 1996-м я ушел оттуда, решив поменять западную компанию на российскую — банк “Менатеп”. Когда принимал это решение, люди вертели пальцем у виска: “Ты сошел с ума! У тебя есть все шансы построить прекрасную карьеру, у тебя западное образование, твоя карьера идет в гору, почему ты уходишь?” А у меня сменился руководитель, я перестал расти как специалист, мне хотелось развиваться и создавать новое. Полтора года спустя я понял, что хочу попробовать сделать что-то сам.

ruslan-radjapov-08

А. Ш.: Вы оказались довольны своим решением?

Знаете, Джек Ма, основатель Alibaba, считает: сознательная человеческая жизнь разделена на десятилетия, и первое заканчивается в 20 лет. До этого возраста каждому из нас нужно учиться, что называется, на все деньги. Быть лучшим учеником в классе, стараться получить все знания, какие можно.

Между 20 и 30 годами необходимо ничего не бояться и пробовать себя в разных компаниях и индустриях, перемещаясь из одной в другую и одновременно подыскивая себе ментора — человека, который сможет научить чему-то жизненно важному для тебя.

С 30 до 40 лет нужно принять одно очень важное решение: ты наемный сотрудник или бизнесмен? Тебе на это дается десять лет. От 40 до 50 стоит концентрироваться на том, в чем ты лучше других, зарабатывая деньги. С 50 до 60 — помогать молодым, а после 60 — наслаждаться жизнью.

Вот его видение того, как нужно разделить свою жизнь на десятилетия и что есть приоритет в каждом из них. Тем принципам, которые он огласил, я соответствовал в своих уже прожитых десятилетиях.

К. П.: Каким бизнесом вы начали заниматься?

Первым проектом, который я реализовал, стало корпоративное тревел-агентство. Мы организовали его с моей тогда женой Наташей, потому что она работала в этом бизнесе. Я знал, как из маленькой компании сделать большую, но специалистом была она. Девять лет спустя компанию приобрел крупный рыночный игрок.

То же самое произошло с другой фирмой, в создании которой я принимал участие. Называлась она Alibaba.ru. У нас была смешная идея: мы поняли, что в Москве — городе, где шесть месяцев в году нужно ходить в резиновой обуви, — погода располагает к тому, чтобы находиться дома. И начали с того, что организовали виртуальный видеопрокат. Можно было заказать домой видеокассету, а с ней что-то еще: пиццу, букет цветов. Видеокассеты не пошли, но компания очень быстро дала понять, что люди хотят заказывать еду на дом.

Потом мы подумали: “А чего это мы возим чью-то пиццу? Давайте делать свою”. Так появились собственная пицца и сэндвичи. И успех был настолько ошеломляющим, что через пару месяцев у нас было уже два ресторана. На тот момент в городе все делали суши, кальяны и караоке, а мы начали предлагать непонятные сэндвичи, пиццы и нестандартные десерты.

ruslan-radjapov-04

Люди опять крутили пальцем у виска и говорили: “Это не то, что надо делать”. Но мы остались при своем мнении и фактически создали нишу, которая сейчас называется сasual dining. Рестораны были либо очень дорогие — вечерние, либо очень плохие и дешевые. Ниша между ними оказалась почти свободной. Первыми лояльными клиентами стали экспаты и их семьи, потому что с первого дня все наши рестораны были некурящими. Нам говорили: “Ты делаешь все неправильно, потому что в России люди едят, пьют и курят”. Мы сказали: “Курите, пожалуйста, но зачем рядом с едой?”

Удивительно, но большинство курильщиков (тем паче некурящих) активно поддержали наше начинание. Все вещи, которые я пытаюсь сделать, на момент принятия решения выглядят немного странными. Но затем время показывает, что так и нужно было поступить.

К. П.: Ваш ресторанный бизнес Correa’s проделал огромный путь. Было сложно? Вспомните какие-нибудь переломные моменты?

Почему было? До сих пор сложно. Когда меня спрашивают: “Как вы успеваете совмещать управление такой большой компанией с воспитанием двоих детей и занятиями спортом?”, я отвечаю очень просто: “Не успеваю”.

Когда мы начинали этот бизнес с партнерами, Айзеком Корреа в том числе, я договорился с ними о том, что работаю в компании шесть месяцев. Я был соинвестором, и мы условились, что ищем какую-то талантливую персону, готовую впоследствии взять управление на себя. То есть я не планировал работать в компании так долго. И до сих пор разыскиваю талантливого, умного и профессионального управленца. Если у вас кто-то есть, с удовольствием возьму на работу.

А. Ш.: Насколько известно, вы увлекаетесь спортом. Расскажите, как вы пришли к нему.

В триатлон меня привел близкий приятель, теперь легенда — Володя Волошин, предложивший в далеком теперь уже 2009 году поучаствовать в Играх World Сlass. Дистанция была короткая — 400 метров проплыть, 20 километров проехать на велосипеде и три километра пробежать. На велосипеде я катался хорошо, считал себя неплохим пловцом. Зато не бегал с десятого класса. Меня попоили водичкой из Москвы-реки, я упал на велоэтапе и в полуобморочном состоянии добежал до финиша.

Сейчас звучит как какая-то ерунда, но тогда для меня это был вызов: как же так, люди могут сделать, а я — нет? Закусил удила и поставил перед собой цель, что хочу не только эти дистанции осилить, но и замахнуться на Ironman. То есть проплыть 3,8 километра, проехать на велосипеде 180 километров и пробежать 42,2 километра.

ruslan-radjapov-03

На тот момент, в 2009 году, в России людей, которые осилили эту дистанцию, было меньше 100 человек. Начались полтора года ежедневных тренировок. С того момента я выполнил стартов 200. Период эйфории, когда ты начинаешь заниматься спортом, в какой-то момент уходит, и ты перестаешь участвовать во всем подряд, начинаешь концентрироваться на чем-то, что для тебя действительно важно. Я стараюсь участвовать в одном-двух больших соревнованиях в год, не больше. Это Ironman, его половинка или марафонский бег.

А. Ш.: Зачем вы это делаете?

Во-первых, спорт дисциплинирует — не остается времени на ерунду. Ведь время для меня — ограниченный ресурс, его крайне мало. Именно поэтому я стараюсь по жизни делать только осмысленные вещи.

Во-вторых, это здоровье. Соревнования, конечно, не очень полезная штука, но ежедневные тренировки, если ты их выполняешь правильно, полезны.

К. П.: Как вы отдыхаете?

Честно говоря, не помню, когда я последний раз был в отпуске, куда-то поехал с семьей и лежал на пляже. Но мой принцип — жить нужно здесь и сейчас. И расслабляться необходимо каждый день. Что-то можно аккуратно планировать, а какие-то вещи делать спонтанно. Сорваться и улететь куда-то на уик-энд или остаться в одиночестве, чтобы дочитать любимую книгу, сходить в кино или на выставку.

Первое, что я стараюсь делать, чтобы побороть стресс, — изначально его не впускать в себя. Мой идеальный отдых — когда дети со мной и мы что-нибудь делаем вместе. Или читаю книги — сразу несколько одновременно. Одна в планшете, вторая — на прикроватной тумбочке, сейчас на ней лежит томик братьев Стругацких, и я продираюсь через “Отель “У погибшего альпиниста”. Читаю много книг по бизнесу и искусству.

А. Ш.: А часы вы любите?

У меня больше часов подаренных, чем приобретенных. Среди того, что купил сам, есть Jaeger-LeCoultre ReversoМатериал корпусаСтальФункции- часы
- минуты

Функции на обратной стороне:
- индикатор времени второго часового поясаРазмер корпуса47 x 28.3 mmТип механизмаМеханика с автоподзаводомЦена705 000 ₽
Узнать о наличии
. Интересная марка и модель.

ruslan-radjapov-10

В свое время на обратной стороне корпуса Reverso не было циферблата. На нее клеили картинки обнаженных девиц, и люди их не показывали, потому что было не очень прилично. Переворачивали корпус, только когда играли в поло. К чему я это? К тому, что мне больше интересна история часовой марки, чем сложные механизмы или часы как ювелирное украшение. При этом часы должны быть практичными. Они нужны мне каждый день.

Классно, когда ты приходишь на переговоры и видишь: у человека спортивные часы и у тебя спортивные часы. Льда между вами уже нет.

Еще у меня есть Omega SpeedmasterМатериал корпусаСтальФункции- часы
- минуты
- секунды
- антимагнитный
- хронограф
- хронометр
- дата
- Liquidmetal®
- Фаза луны
- тахиметрДиаметр корпуса44.2 mmТип механизмаМеханика с автоподзаводомЦена644 600 ₽
Узнать о наличии
 — подарок на 45-летие. Эта модель была на руке Нила Армстронга, когда он летал на Луну. Поэтому у нее такой длинный ремешок — чтобы можно было надеть поверх скафандра. Часы сделаны из титана и золота — стрелки золотые, а корпус титановый. Близкий человек, что подарил мне эти часы, попал в самую точку.

ruslan-radjapov-09

Есть интересные часы подводников — Zeno, предназначенные для ношения на правой руке, чтобы заводная головка не протирала гидрокостюм. А еще немецкий однострелочник. С ним связана типовая шутка: когда симпатичная девушка спрашивает, где еще одна стрелка, я отвечаю: “Часы куплены на распродаже, второй стрелки не предполагалось”.

Также я обладатель большой коллекции Swatch, в ней есть одна совсем редкая модель с изображением Че Гевары на циферблате.

А. Ш.: Детям разрешаете носить свои часы?

Мои дети могут брать что угодно, все, чем я владею.


Фотографии: Георгий Кардава

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Недорогие бренды часов: Adriatica

Мы открываем цикл публикаций, посвященных мировым брендам, доказавшим, что качественные часы не обязательно должны быть дорогими. И начнем со швейцарской мануфактуры Adriatica, выпустившей свою первую модель часов в 1931 году.

Во имя отца, сына и турбийона

Антуан Прецьюзо никогда не стремился стать частью часового концерна: ни Swatch Group, ни Richemont (хотя предложения поступали). Он самостоятельно создает часы, стремясь изменить альпийские часовые обычаи.

8 наручных часов для автолюбителей

Специально для любителей скорости сделали подборку топ-8 часов, которые понравятся любому гонщику.

“Полет”. Сделано в России

Продолжаем рассказывать об отечественных часовых брендах. Предыдущая статья была посвящена “Ракете”. Она заканчивалась классическими словами “полет нормальный”. И теперь сама собой просится марка “Полет”.

12 фаворитов часового “Оскара”

“Часовой алфавит” ознакомился со списком номинантов на женевский часовой Гран-при и отобрал те модели, которые могут победить.

Стритарт-художник Алек Монополи – о коллаборации с TAG Heuer

В МАММ открылась выставка “Alec Monopoly x TAG Heuer”, посвященная творчеству нью-йоркского граффитиста и его партнерству с TAG Heuer