Стивен Форси

10 октября ...

Сооснователь бренда Greubel Forsey делится с “Часовым алфавитом” своим видением идеальных часов, планами на сторонние проекты и рассуждает об избирательности современного клиента

greubel-forsey-stiven-forsey-watch-alfavit-04

Камерное швейцарское часовое ателье Greubel Forsey из Ла-Шо-де-Фона славится оригинальными тикающими изысками среди сведущей в штучной люксовой наручной роскоши публики. Один из его основателей — Стивен Форси — во время своего последнего визита в Москву уделил нам время для встречи.

Можно ли сказать, что Greubel Forsey вырос из ателье CompliTime, которое, как мы знаем, образовалось в 2001 году — то есть за три года до официальной премьеры первенца GF?

Еще раньше. Мы с Робером (Робером Гребелем. — Прим. ред.) начали работать вместе с 1999 года.

Нас объединила идея создания идеальных часов, которые тогда, на наш взгляд, отсутствовали в природе.

Уже тогда мы обдумывали варианты авторского турбийона и то, как его можно построить. Внимание в равной степени уделялось как технической, так и оформительской стороне дела. Естественно, для того, чтобы достичь поставленной цели, требовались средства, и поэтому в 2001 году появилось ателье CompliTime, в котором мы выполняли заказы разных производителей.

Можете назвать их сейчас?

Вообще-то нет. (Улыбается.) По той простой причине, что CompliTime существует по сей день и свято хранит клиентские тайны. Хотя, например, все и так знают, что для Harry Winston мы разрабатывали модели серии Histoire de Tourbillon и Opus 6… Из последних могу назвать Vacheron Constantin и его модель Les Cabinotiers Symphonia Grande Sonnerie 1860 — мы участвовали в работе над механизмом боя.

greubel-forsey-stiven-forsey-watch-alfavit-01

Наверное, для других брендов Richemont вы тоже сделали немало, учитывая тот факт, что группа владеет 20% акций ателье?

Мы сотрудничаем с некоторыми из них по мере необходимости, и этого достаточно и им, и нам. При этом CompliTime остается независимым производителем, что для нас важно, потому что Greubel Forsey отнимает много сил и средств. В 2006-м у нас был только один калибр, а к сегодняшнему дню мы создали 20 разных механизмов! Это очень много.

И сколько из них сегодня в производстве?

Семь или восемь. Некоторые из них разошлись очень ограниченными — даже по меркам Greubel Forsey, который выпускает около сотни экземпляров в год, — тиражами и представляют собой коллекционные раритеты.

Скажите, как получилось, что в вашей коллекции до сих пор нет одного из четырех больших усложнений — хронографа?

Невозможно успевать везде. Каждая разработка занимает уйму времени: так, на вечный календарь ушло восемь лет, а на репетир — 11 лет.

Главная причина, по которой мы еще не представили хронограф, — это то, что мы не хотим повторять пройденное и делать то, что уже сделали другие. Каждая новая модель Greubel Forsey содержит в себе какое-то новаторское, неизвестное ранее решение.

Нам недостаточно построить просто красивый хронограф, пусть даже с идеально декорированными компонентами.

Может быть, тогда с наклонным под 30-градусным углом колонным колесом?

Отличная идея. Вообще, у нас сейчас в разработке находится около десяти проектов, которые увидят свет в ближайшие десять лет. Но я, конечно, не скажу вам, есть ли среди них хронограф. (Улыбается.)

greubel-forsey-stiven-forsey-watch-alfavit-02

Тогда расскажите, пожалуйста, о ваших сторонних проектах: Mechanical Nano и Le Garde Temps Naissance d’une Montre с Филиппом Дюфуром и Мишелем Буланже. Про первый вообще никто ничего не понимает, и все говорят только о колесе, которое вращается от силы воздушного потока.

Mechanical Nano — это принципиально новый механизм, который был невозможен в прошлом из-за отсутствия современных технологий. Это очень сложный проект даже для нашей команды. В нем крайне мало общего с традиционной часовой механикой, и для его понимания нужно нестандартное мышление. В теории это простой калибр, но умещенный в очень малом объеме.

В традиционной часовой инженерии вы можете делать механизм тоньше при сохранении диаметра либо уменьшать его диаметр, жертвуя тонкостью. Мы же решили немного выступить против законов физики, но пока еще не смогли ответить на все поставленные вопросы. Если получится сделать базу маленькой, то в часовой корпус можно будет уместить массу функций и возможности механических часов возрастут кратно.

И еще: “нано” относится не столько к размеру, сколько к энергоемкости. Как вы знаете, запас хода этого механизма будет составлять около 180 дней — уникальный показатель. Это жутко увлекательная работа, на которую еще нужно время. Возможно, через три года мы представим первый рабочий прототип.

greubel-forsey-stiven-forsey-watch-alfavit-03

Есть какое-то сходство с проектами Parmigiani Fleurier Senfine или Zenith Defy Lab?

Нет, то, что вы назвали, — это просто новые спуски, мы же работаем комплексно со всем механизмом. Что касается Naissance d’une Montre, то это, наоборот, проект, направленный на сохранение и приумножение часовых традиций. Мы практически потеряли наработанные столетиями ноу-хау в 70-е годы прошлого века. И до сих пор не смогли полностью восстановиться: лишь сравнительно недавно на мануфактурах появились молодые мастера, которых, впрочем, катастрофически не хватает. И особенно это касается ремесленников, занимающихся художественным декорированием.

Основной проблемой при запуске проекта Naissance d’une Montre было сделать так, чтобы Мишель довел его до конца и сделал запланированные 11 экземпляров. Ведь он — да и мы, если честно, — не знал, что его ждет. У нас была четкая идея, но чего она будет стоить каждому из нас, мы не знали. А если бы Мишель как главное действующее лицо проекта покинул его, то все наши усилия пошли бы прахом. Конечно, мы чрезвычайно рады той высокой цене, которую заплатили за прототип на аукционе Christie’s в Гонконге (1 460 000 американских долларов. — Прим. ред.), но еще больше рады той поддержке, которую оказали нам партнеры.

Например, тот же Christie’s отказался от своей комиссии, а дистрибьюторы, которые будут продавать серию (а она вся уже распродана), отказались от маржи. Кстати, Дидье Кретан, который принимал участие в разработке Signature 1, использовал те же традиционные техники, что и Мишель, при изготовлении колесной передачи заводной системы. Именно поэтому тираж Signature 1 ограничен всего 66 экземплярами — она, несмотря на свою простоту, крайне трудоемкая.

greubel-forsey-stiven-forsey-watch-alfavit-04

Последний вопрос. Вы как-то упомянули о психологическом барьере, который необходимо преодолеть потенциальному клиенту Greubel Forsey для того, чтобы стать реальным клиентом. Можете чуть подробнее развернуть этот тезис?

Интернет поспособствовал тому, что каждый сегодня может самостоятельно найти информацию буквально о чем угодно. Коллекционеры поэтому прекрасно разбираются в часовой механике и ценностных составляющих произведений часового искусства.

Так что, когда человек узнает о наших достижениях и знакомится с нашей философией, ему обязательно захочется посмотреть наши часы вживую. И как только этот контакт происходит, знания, усиленные тактильным знакомством, запускают процесс. Приходит понимание, что высокая цена обусловлена объективно гигантским трудом, вложенным в каждый компонент часов. Это, если угодно, как пересесть из “Мерседеса” в “Роллс-Ройс”. Обратного пути не будет, несмотря на то что “Мерседес” — прекрасный автомобиль.


Беседовал: Александр Ветров, главный редактор журнала “Часы”
Фотографии: Георгий Кардава

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Двойная победа Omega: немного о новостях парусного спорта

На прошлой неделе в бухте Вайтемата новозеландского Окленда в 36-й раз был разыгран самый престижный яхтенный приз мира – Кубок Америки. Марка Omega победила “всухую”: она была не только официальным хронометристом 36-го Кубка Америки, но и партнёром победителя – команды Team New Zealand

Итоги 2020 года для марок: минус на минус, или Winners Take It All

Минус 21% в денежном и минус 33% в натуральном выражении – таковы итоги коронавирусного 2020 года для швейцарской часовой индустрии. Но если среднерыночные результаты стали известны ещё в январе, то теперь у нас появилась бесценная возможность посмотреть, как пережили сложнейший период отдельные марки

Patek Philippe Nautilus 5711: король Instagram пошёл под нож, что дальше?

Иногда известие о сворачивании производства имеет гораздо большую значимость, чем новость о запуске. И сегодня – тот самый случай. Ведь речь идет о, без преувеличения, культовой и мегавостребованной модели, положившей начало целому сегменту роскошных стальных часов

Часовые циферблаты: чёрный с белым не берите

Циферблат часто называют лицом часов: его вклад в создание первого впечатления очень велик. Располагая внушительным арсеналом техник отделки циферблатов, часовщики до сих пор редко используют такой мощный выразительный приём как цвет. “Часовой Алфавит” выбрал новинки 2020 года, порывающие с традицией осторожного отношения к цветам

GPHG-2020: наша ставка сыграла

12 ноября в Женеве, в “Театре Леман” в Fairmont Grand Hotel состоялось традиционное вручение статуэток Гран-при часового искусства 2020 года. Также по традиции — уже 3-летней — “Часовой Алфавит” провел трансляцию церемонии с русскоязычными комментариями. На этот раз ее могли смотреть и зрители сайтов kommersant.ru и forbes.ru

Omega Speedmaster Moonwatch “Silver Snoopy Award”: вездесущий пёсик Снупи и скрытая анимация

Omega оригинально отметила собственные и широко известные заслуги в освоении космоса. Вслед за моделями, посвященными высадке человека на Луну и драматическим происшествиям с астронавтами, в честь получения престижной космической награды она выпустила хронограф Speedmaster с анимированными элементами