Жан-Кристоф Бабен

20 сентября ...

“Главная цель бизнеса мирового масштаба — ориентированность на клиентов, а не на страну их проживания”


Жан-Кристоф Бабен, генеральный директор Bvlgari

До 19 января в Московском Кремле проходит выставка “Очарование женственности”, организатором которой является люксовый бренд Bvlgari.

Ксения Пономаренко, основатель “Часового Алфавита”, встретилась с генеральным директором марки Жан-Кристофом Бабеном. Разговор шел о главной миссии Bvlgari, новом способе коммуникации с клиентами – интернете, российских клиентах и планах на будущее.

Расскажите, пожалуйста, о приоритетах компании Bvlgari. На каком сегменте производства вы акцентируете большее внимание?

Наш успех основан на создании необычных украшений. Первоначально Bvlgari — ювелирная компания. Сто лет назад мы вошли в часовую индустрию, чтобы создавать ювелирные часы. Bvlgari преуспел в этом благодаря постоянству символов, таких как Serpenti, и их интеграции в часовое искусство последние 50 лет, например Tubogas.

Наши часы являются последователями швейцарских традиций, которых придерживаются столетние игроки рынка. Основные часовые принципы Bvlgari — творчество, уникальность, мастерство создания украшений. Именно эти три составляющие являются движущей силой часов Serpenti, Lucea и аксессуаров Bvlgari.

Наша главная миссия — сделать украшения неповторимыми.

Bvlgari может стать очень и очень конкурентоспособным игроком часового сегмента, мы и так отлично преуспели за последние несколько лет.

Каким вы видите рынок люксовых часов и премиальных украшений в ближайшем будущем во всем мире?

Они очень связаны между собой, особенно если мы имеем в виду рынки часов класса люкс и брендовых украшений, на каждый из них приходится по 50 миллиардов евро. Очевидно, что и то и другое — аксессуары, как для мужчин, так и для женщин.

Часы и украшения объединяет кропотливое мастерство их создания, на которое зачастую уходит одинаковое время. И в том и другом необходимо работать с драгоценными материалами, вырезать очень маленькие детали. Следовательно, эти два вида искусства не очень различны. Но часы функциональны, по ним отслеживают время. На встречи надо все-таки вовремя приходить. Украшения декоративны. Последние — сильная сторона Bvlgari.

Мы стараемся создавать удобные ювелирные изделия — не только для особого случая, но и на каждый день. Также важную роль играет традиция, которая не позволяет в одночасье сделать из обычного ремесленника часового мастера или гениального ювелира. И последнее — целевая аудитория люксовых часов и премиальных украшений схожа. Для нее эти два сегмента рынка — близнецы.

Если говорить о продажах и дистрибуции в будущем, что вы думаете об их трансформации?

Они будут становиться омниканальными. В будущем мы не сможем полагаться на существующие на данный момент каналы дистрибуции Bvlgari. Они станут омниканальными, внедренными и более совершенными.

Общий уровень демографии в мире растет. Вкусы людей довольно универсальны, но они все чаще обращают внимание на уникальность. Так что, с одной стороны, необходимо управлять продажами продукции, а с другой — поддерживать ее уникальность в люксовом сегменте. В будущем дистрибуция будет совершеннее, чем сейчас.

Монобрендовая сеть, несмотря на то что ей управляют партнеры, будет самым лучшим источником продаж. Мультибрендовость сфокусируется на нескольких партнерах, которые будут заниматься поставками в соответствии с обязательствами Bvlgari. Пока что в России мало наших мультибрендов. Но мы рады, что они есть.


Ксения Пономаренко, основатель Alfavit Media, и Жан-Кристоф Бабен, генеральный директор Bvlgari

Мы планируем внедрить на ваш рынок около 15, но не 150. Россия — молодой рынок, она уже отражает тот тип дистрибуции, который мы будем использовать в будущем, и это мультибрендинг. А потом откроем 12 монобрендовых бутиков — это то, чего нам не хватает сегодня, то, что мы создадим в будущем. Все будет под контролем Bvlgari.

Вы могли бы нам рассказать об онлайн-продажах Bvlgari?

Если под онлайн-продажами вы подразумеваете те, которые напрямую связывают бренд с кредитными карточками клиентов, то это слишком маргинально. На сегодняшний день существует омниканальный эксперимент.

Все начинается с посещения веб-сайта для того, чтобы получить информацию о продукте и коллекциях. Затем устанавливается прямой контакт с брендом. После потенциальный покупатель снова возвращается в интернет, где одним щелчком выбирает товар и заказывает доставку.

Суть нашего присутствия в интернете — внедрение онлайн-продаж, возможность сделать покупку более быстрой и эффективной. Но в то же время очень мало клиентов рынка ювелирных украшений готовы без примерки приобрести товар, ведь аксессуары — личная вещь, которую необходимо почувствовать на теле.

Не только размер имеет значение, но еще и удобство при носке. Все запястья разные, поэтому некоторые часы могут прекрасно сидеть на одной руке, а на другой — нет. Это личная покупка, и я верю, что в нашем бизнесе физический контакт — главное.

Интернет — это новый способ коммуникации брендов с клиентами.

Изначально наш бизнес можно было назвать семейным, ведь Bvlgari знал каждого своего клиента, они все жили в Риме. Когда бренд выходит на мировой рынок, он теряет личный контакт со своими клиентами. Но благодаря интернету мы снова налаживаем отношения с покупателями, только не через личные встречи, а онлайн. Интернет — это новый способ полноценной коммуникации.

Раньше Россия занимала пятое место в мире по продажам люксовых часов, теперь мы находимся на 25-м, я имею в виду импорт. Выставка Bvlgari в России — огромный шаг, который требует временных и денежных затрат. Получается, что вы открываете выставку “Очарование женственности” во время упадка рынка в нашей стране. Я говорю о часах, понимаю, что с украшениями все по-другому. Но почему вы пошли на этот шаг?

Во-первых, ювелирные украшения — приоритетное направление Bvlgari. Этот рынок не исчезает, а наоборот. Украшения в цене. На них до сих пор есть спрос благодаря выдержанному стилю Bvlgari и греко-византийскому происхождению.

У часового сегмента противоположная статистика. Давайте не забывать, что российский рынок сейчас меньше, чем десять или пять лет назад. Если компания создает уникальную продукцию (для Bvlgari это часы Octo для мужчин и Lucea для женщин), то у вас есть шанс занять узкую нишу на рынке — именно то, чем Bvlgari сейчас занимается. У лидирующего бренда с уникальными часовыми предложениями есть возможность роста на российском рынке, несмотря на его стагнацию.

Также не стоит забывать, что рынок сокращается внутри страны, но российские клиенты путешествуют и продолжают приобретать люксовые товары за границей. То же самое происходит с китайцами, японцами и американцами.

Главная цель бизнеса мирового масштаба — ориентированность на клиентов, а не на страну их проживания. Если мы развиваемся в Москве, нужно фокусироваться на русских, а не на России.

Мы бы хотели, чтобы российские клиенты покупали продукцию Bvlgari в Москве, но даже если они предпочитают Париж, Рим или Нью-Йорк, то они все равно являются клиентами Bvlgari.


На запястье Жан-Кристофа Бабена часы Bvlgari Octo L’Originale Velocissimo Chronograph

В идеале мы бы хотели, чтобы русские покупали нашу продукцию на территории России, так как мы развиваем этот рынок. Но если они ее приобретают в других странах — для прибыли нашей компании это не имеет значения.

Какими вы видите российских клиентов?

Достаточно “итальянскими”, если я могу так выразиться. Кремль — хорошая иллюстрация итальянской культуры, которая связана с византийским наследием русской архитектуры. Он самоуверенный и экстравагантный в сравнении с Западной Европой. Русские клиенты любят наслаждаться жизнью на Лазурном Берегу, именно туда они приезжают и закатывают вечеринки. Они любят праздновать, и я верю, что именно поэтому Bvlgari так подходит для российского покупателя.

Смысл Bvlgari — это жизнерадостный образ жизни.

Я тоже так думаю.

Bvlgari — откровенный и сильныйбренд, а это хорошо сочетается с российским образом жизни.

Но я, конечно, не эксперт.

Вы работаете СЕО люксовых брендов с 2000-х годов, то есть около 18 лет. Что для вас самое трудное?

Постоянная креативность изматывает. Но мы знаем, что сегодняшних результатов мы добились только с помощью постоянства. Мы должны управлять компанией, давая свободу творческим людям, но при этом ограничивать ее рамками Bvlgari.

Любой бренд имеет свою ДНК, и она всегда будет сильной стороной, которую необходимо уважать, если вы хотите добиться успеха.

Но ДНК не должна стать зеркалом, иначе вы будете повторять одно и то же из года в год — и потеряете свою уникальность. Поэтому необходимо вдохновение. Постоянно поддерживать его на высоком уровне тяжело.

Люксовая продукция — это потрясающая креативность, которая склоняет к покупке, и мудрое постоянство вдохновения.

И последний личный вопрос. Как вы справляетесь со своими пятерыми детьми?

Ох, они уже выросли.

Поделитесь с нами, как балансировать между личной жизнью и рабочими процессами?

Когда у вас пятеро детей, иного выбора, как прийти домой и отключиться от работы, у вас нет. Нужно полностью включиться в вашу семейную реальность.

Дома у меня одна миссия — быть с детьми. И это дает такой заряд энергии, так как у детей жизнь бьет ключом, они полны энтузиазма и, следовательно, помогают перезаряжаться.

Но вы можете научить их быть успешными или это может случиться автоматически?

Самое главное — быть увлеченным рабочим процессом. Когда мои дети заинтересуются какой-нибудь профессией, они должны будут ее попробовать и в конце концов сами найдут свой путь. Я не настаиваю, чтобы кто-нибудь из моих детей был ювелиром. Просто хочу, чтобы они были счастливы.

Или были директорами.

Или директорами. Все развиваются в разных областях, и мои дети в том числе, и я очень этому рад. Я бы хотел, чтобы каждый из них нашел свой путь.

Беседовала: Ксения Пономаренко
Редактура: Ксения Сергиенко
Фотографии / Обработка: Марина Салманова / Анастасия Семашко

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

SIHH-2019. Перед балом

Сегодня, 14 января, в Женеве стартует 29-й Международный салон высокого часового искусства – Salon International de la Haute Horlogerie, SIHH.

5 причин, почему коллекционеры выбирают Richard Mille

Сегодня Richard Mille занимает лидирующие позиции на рынке часовой индустрии. Глава часового направления Christie’s Джон Рирдон объясняет, почему покупатели отдают предпочтение этому бренду

“Меня прет то, что я делаю”

Российский часовщик Константин Чайкин о победе в GPHG, часах как арт-объекте, кайфе от своего дела и нелюбви к работе по требованию

Что означает часовой знак качества “Качество Флёрье” (Qualité Fleurier)?

Часовой знак качества, учрежденный в 2004 году и считающийся самым сложным их всех существующих

Тик-так: секреты покупки часов от пяти мировых экспертов

Рассказываем про часовые предпочтения иностранных специалистов

10 вопросов о том, как устроена мануфактура Ulysse Nardin

Редактор “Часового алфавита” посетила мануфактуру Ulysse Nardin в Швейцарии и узнала, как создаются наручные часы люксового бренда. Рассказываем о производстве в формате “вопрос — ответ”