Александр Добровинский

13 сентября ...

Адвокат, коллекционер и денди повествует о гедонизме и русском авангарде и показывает “Часовому алфавиту” свою шикарную подборку наручных произведений искусства

alexander_dobrovinsky_1096x768_01

Александр Добровинский, также гольфист, радиоведущий и путешественник, знает толк в красивой жизни и хороших часах.

Как вы начали коллекционировать часы?

Сразу скажу, что коллекционером часов себя не считаю.

Я просто покупаю часы, которые мне нравятся, чтобы их носить.

Если говорить об остальных предметах, то так сложилось, что я — пятое поколение коллекционеров в семье. Вырос в антиквариате, который надо мной висел, стоял, я на нем спал и ел. Представить себе, что я не стал бы коллекционером, было просто невозможно. Все детство я боялся засыпать, так как над моей головой находилось четырехметровое полотно кого-то из голландских баталистов, и я побаивался, что однажды оно на меня свалится. Надо сказать, что много лет спустя это все же случилось.

Женщины в нашей семье собирали, как правило, драгоценности, а мужчины — фарфор, бронзу, мебель, ковры. Моя первая коллекция — марок, кстати, довольно неплохая — жива до сих пор, потому, что мама всю жизнь ее хранила. В 10–12 лет я уже настолько хорошо разбирался в предметах старины и искусства, что начал потихоньку на них зарабатывать.

alexander_dobrovinsky_1096x768_04

А часы вы стали покупать потому, что воспринимали их как предметы искусства или они носили для вас исключительно утилитарный характер?

Я живу, чтобы получать удовольствие, и должен любить приобретаемые вещи, а они должны любить меня. Часы, как и любой аксессуар, — это часть жизни, хотя смартфон, бесспорно, показывает время точнее.

У меня есть пара часов, которые не ходят, но порой бывает приятно их просто продемонстрировать гостям и положить обратно.

Но большинство имеющихся часов я ношу, порой меняя их в зависимости от костюма, времени суток и места назначения. Например, ни к чему надевать бриллиантовые часы в суд, но после, на вечернем мероприятии они будут вполне уместны.

Часы какого дизайна или периода времени вами наиболее любимы?

Я очень люблю 1920–1930-е и 1960-е. Последние были последним в истории десятилетием, давшим нечто новое культуре. Все, что было позже — сплошь повторение. Что же касается эпохи ар-деко — она была яркой и прекрасной, причем в любой стране. Советское искусство той поры гремело на весь мир. Если спросить любого более-менее культурного иностранца, что он знает о русском искусстве, он назовет две вещи: иконы и авангард. Это был новый пласт развития цивилизации, никто себе не представлял, что такое возможно. Красота этого стиля проявляется от живописи до мебели, от машин до аксессуаров — во всем.

alexander_dobrovinsky_1096x768_03

Вы говорили, что галстуки-бабочки на Западе, где вы жили и учились, — непременный атрибут адвоката. А насколько часто ваши западные коллеги носят часы?

Сейчас западные адвокаты беднеют из-за непомерных налогов. Когда-то, конечно, это был непременный аксессуар. Жаль, конечно.

Вы как человек, который защищал Бориса Березовского, наблюдали на нем часы? Он их любил?

Да, у Бориса Абрамовича было несколько серьезных часов. Кстати, слово “серьезные” применительно к часам — это его выражение. Как-то мы встретились, и на мне были часы, оснащенные вращающимся в нескольких плоскостях турбийоном, которые просто стыдно сказать, сколько стоят. Он посмотрел на них и многозначительно, с расстановкой сказал: “Серьезные у тебя котлы”. Этот момент мне запомнился. У Бори были не одни хорошие часы, даже не представляю, куда это все теперь делось.

alexander_dobrovinsky_1096x768_02

Вы сказали, что телефон показывает время куда точнее часов, да и прогресс не стоит на месте — умные часы все популярнее. Какая судьба ждет механику, она останется уделом пуристов?

Давайте вспомним, что часы зародились в непростых условиях. В XVI–XVII, если я не ошибаюсь, веке протестантам было запрещено носить украшения, и единственным вариантом выделиться для состоятельных мужчин были часы. Именно тогда стали появляться мастерские, делавшие изысканные часы из драгоценных металлов, появились различные техники эмали и отделки. Человеку свойственно искать знаки отличия, и я думаю, что это свойство не умрет никогда. Часовое искусство зародилось в сложных условиях, и в них же оно и останется, но будет существовать всегда.


Текст: Дмитрий Плеханов
Фотографии: Георгий Кардава для “Часового алфавита”
Видео: Давид Шония для “Часового алфавита”

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

SIHH-2019. Перед балом

Сегодня, 14 января, в Женеве стартует 29-й Международный салон высокого часового искусства – Salon International de la Haute Horlogerie, SIHH.

5 причин, почему коллекционеры выбирают Richard Mille

Сегодня Richard Mille занимает лидирующие позиции на рынке часовой индустрии. Глава часового направления Christie’s Джон Рирдон объясняет, почему покупатели отдают предпочтение этому бренду

“Меня прет то, что я делаю”

Российский часовщик Константин Чайкин о победе в GPHG, часах как арт-объекте, кайфе от своего дела и нелюбви к работе по требованию

Что означает часовой знак качества “Качество Флёрье” (Qualité Fleurier)?

Часовой знак качества, учрежденный в 2004 году и считающийся самым сложным их всех существующих

Тик-так: секреты покупки часов от пяти мировых экспертов

Рассказываем про часовые предпочтения иностранных специалистов

10 вопросов о том, как устроена мануфактура Ulysse Nardin

Редактор “Часового алфавита” посетила мануфактуру Ulysse Nardin в Швейцарии и узнала, как создаются наручные часы люксового бренда. Рассказываем о производстве в формате “вопрос — ответ”