Константин Чайкин

2 марта ...

Основатель и владелец бренда Konstantin Chaykin рассказывает о своем членстве в академии независимых часовщиков, новом проекте и о том, что было бы, не займись он часовым делом

Мы уже писали о том, что Konstantin Chaykin получил премию SIWP (Swiss Independent Watchmaking Pavilion) за женскую модель часов Diana.

Случай беспрецедентный – российская часовая марка впервые удостоилась престижной международной премии. А незадолго до этого сам Константин Чайкин был избран на двухлетний срок президентом Международной академии независимых часовщиков (Académie Horlogère des Créateurs Indépendants, AHCI) — тоже впервые в истории отечественного часпрома. Мы решили поговорить с Константином о его достижениях и, конечно, планах на предстоящую выставку в Базеле.

Здравствуйте, Константин. Поздравляю Вас с победой. Расскажите, что изменилось с началом Вашего президентства в академии?

Времени катастрофически мало, количество сна уменьшилось. Почти 16-часовой рабочий день.

AHCI – международная организация. Вам это помогает в продвижении марки, в работе со СМИ?

Конкретно мне пока это никак не помогает. Все равно нужно понимать, что работа в академии особо никак не оплачивается, это больше волонтерский проект.

Над каким проектом Вы сейчас работаете?

Помимо Konstantin Chaykin у нас запускается проект “Путник” в очень недорогом сегменте. Часы будут стоить в районе 20 тысяч рублей, сделаны с той же самой фишкой, как и у часов “Время России”. Но большая часть комплектующих будет изготовлена не у нас, у нас будет происходить только сборка.

Какие будут механизмы?

Механизмы швейцарские, корпуса, как обычно, из Поднебесной. Но собирать будем все здесь.

Когда планируется запуск?

Мы хотели запуститься даже перед выставкой Baselworld, но, думаю, начнем уже после нее. Для нас это первый опыт серийной продукции. Наш бренд Konstantin Chaykin – не совсем бизнес-проект, он приносит какие-то деньги, но это не высокорентабельный бизнес. Это скорее больше про искусство. “Путник” как раз позволит нам получить какую-то маленькую финансовую подушку, которая позволит развиваться дальше. Потому что сейчас для нас не все просто.

То есть год для Вас не совсем удачно закончился?

Нет, у нас все удачно, хорошо. Я всегда считал деньги, но сейчас это особенно актуально.

Нужно развиваться, больше ориентироваться, смотреть на те проекты, которые могут в будущем приносить деньги.

Я считаю, что в нашем портфеле должны быть проекты для души и те, которые будут помогать заработать. То, что для души, к сожалению, в большинстве случаев денег не приносит. Среди тех часов, которые мы создавали, большинство, дай бог, чтобы в ноль сработали. Тех проектов, где мы хоть немного зарабатываем, достаточно мало.

Вы говорили, что будете заимствовать средства из “Путника” для бренда Konstantin Chaykin. У Вас есть какой-то конкретный проект?

Мы постоянно работаем над чем-то, у нас очень много незаконченных проектов, которым по несколько лет, для них тоже нужны средства.

Помимо российских продаж, как у вас обстоят дела с зарубежными клиентами?

У нас большинство зарубежных клиентов – это коллекционеры. Есть и швейцарские, есть и представители других стран, Китая и Ближнего Востока. Надо понимать, что наши часы – это не мейнстрим. Их приобретают люди, которым они очень понравились в ряду других брендов. Часы бренда Konstantin Chaykin приобретают люди не брендоориентированные, а ориентированные на то, что близко конкретно им, их душе, сердцу.

Но есть проекты новые, например, мы сейчас запустили проект под брендом Konstantin Chaykin, который, я надеюсь, мы продемонстрируем на выставке Baselworld. Есть предположение, что это может быть интересно, выпустить новую бюджетную линейку стоимостью от 3 тысяч долларов. Часы с небольшим усложнением будут сделаны на базе швейцарского механизма ETA. Сейчас хочется доработать их, показать на Baselworld, посмотреть реакцию. Может быть, это тоже превратится в отдельный бизнес.

Это упростит переговоры с крупными ритейлерами?

У нас сейчас переговоры с ритейлерами, дистрибьюторами вести невозможно, потому что мы не можем произвести часы по доступной дилерской цене. Понятно, что 60-65% скидки от ритейла я не могу дать, потому что у нас себестоимость под 70%. С розницей у нас тоже большие проблемы, потому что мы отдаем часы фактически по себестоимости. Это больше имиджевая история, когда мы где-то раздаем на реализацию наши часы. Масштабируя процесс, ты снижаешь затраты и можешь получить хорошую цену, так же и с нашими часами. Мы практически не получаем маржи, потому что делаем 20 штук часов – это край. Все это делается в единственном экземпляре, по 1-2 штуки каждой модели. Когда серийное производство не выстроено и это ручная работа, несмотря на большую стоимость, 15-20 тысяч долларов, себестоимость крайне высокая.

Новая линейка будет немного в стороне. Есть примеры в часовой отрасли, некоторые бренды делают линейки специально для того, чтобы привлечь аудиторию. Визуально, концептуально данная модель будет отличаться от всего того, что есть, и даже будет сделана на покупном механизме. Я надеюсь, что это не отпугнет наших основных клиентов, потому что это будет совсем другая история.

Но это будет бренд Konstantin Chaykin?

Да, в данном случае Konstantin Chaykin. Задача была разработать новый проект, но и не испортить отношения с теми клиентами, которые уже состоялись, которые видели в нашем бренде что-то высокое, поэтому и концепция часов была совершенно другая. Но всему свое время. Продукт почти готов, осталось доработать PR.

Будут женская и мужская линии?

Это будет унисекс, размер 40-42 мм, но часы визуально могут быть использованы и для женской аудитории.

Есть ли такая модель часов не Вашей марки, которая у Вас вызывает восхищение?

Я с интересом отслеживаю те часы, которые появляются после каждой выставки. Это расширяет немного сознание и позволяет двигаться вперед. Постоянно появляются какие-то вещи, которые выходят за рамки нашего представления. Тот же самый InnoVision 2 Ulysse Nardin. Несмотря на спорную внешнюю привлекательность, они, с точки зрения инноваций и концепта, очень интересные. Есть и отдельные мастера, и бренды, которые, несмотря на сомнительную, с точки зрения традиционалов, внешнюю привлекательность, все равно идут вперед, и это вызывает большое уважение с моей стороны как изобретателя.

Может быть, Вы скажете пару слов о том, что Вы покажете на Baselworld?

Я повезу туда только “Пасху” (Прим. ред. – Корпус “Московской пасхалии”) и наши новые часы, о которых я расскажу ближе к Базелю.

Я хотела бы задать Вам последний вопрос. Расскажите, чем бы Вы занимались, если бы не часами?

У меня была такая идея. Мы сейчас делаем часы “Путник”, которые могут использоваться в качестве приборов для экстремальных путешествий в отличие от наших обыкновенных коллекций. Было бы хорошо полгода проводить в горах, а полгода – на производстве. Либо все время в горах, но чтобы кто-то собирал часы и занимался ими.

А если бы вообще не пошли в часовую индустрию?

До сих пор есть ощущение не потерянного времени, а многих прекрасных, с моей точки зрения, направлений, которые так или иначе поддерживаются нашими западными коллегами: альтернативная энергетика, космос, транспорт. Такие вещи меня до сих пор привлекают. Если бы была возможность, я бы с удовольствием чем-нибудь таким занялся. Есть нерешенные проблемы. Например, летом я езжу на мотоцикле, но зимой – на метро. Нужно либо переезжать в теплые страны, либо придумать такой вид транспорта, который будет комфортен и сможет быстро перемещать меня из одной точки Москвы в другую.

Спасибо за интересную беседу, Константин.


Текст: Нина Садовникова
нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

5 причин, почему коллекционеры выбирают Richard Mille

Сегодня Richard Mille занимает лидирующие позиции на рынке часовой индустрии. Глава часового направления Christie’s Джон Рирдон объясняет, почему покупатели отдают предпочтение этому бренду

“Меня прет то, что я делаю”

Российский часовщик Константин Чайкин о победе в GPHG, часах как арт-объекте, кайфе от своего дела и нелюбви к работе по требованию

Что означает часовой знак качества “Качество Флёрье” (Qualité Fleurier)?

Часовой знак качества, учрежденный в 2004 году и считающийся самым сложным их всех существующих

Тик-так: секреты покупки часов от пяти мировых экспертов

Рассказываем про часовые предпочтения иностранных специалистов

10 вопросов о том, как устроена мануфактура Ulysse Nardin

Редактор “Часового алфавита” посетила мануфактуру Ulysse Nardin в Швейцарии и узнала, как создаются наручные часы люксового бренда. Рассказываем о производстве в формате “вопрос — ответ”

Развитие часовых механизмов: первые механические часы — какими они были?

Продолжаем серию рассказов о развитии часового дела и появлении первых механических часов