Отличные от других

26 апреля ...

О востребованности услуги индивидуализации часов рассказывает Оксана Бугрименко

Кастомизация повышает стоимость сложных часов, делая их фамильной ценностью или аукционным лотом. Если же модель относительно проста, то индивидуальный дизайн позволяет ей стать уникальным аксессуаром made-to-measure.

Самый яркий исторический пример кастомизации нам известен благодаря соревнованию коллекционеров — автомобильного магната Джеймса Уорда Паккарда и банкира Генри Грейвза. У первого было 13 карманных часов Patek Philippe, у второго 30.

В 1927 году для Паккарда были созданы астрономические часы с картой звездного неба над его домом в Огайо – такое было придумано впервые. Но эта модель с 10 усложнениями померкла перед шедевром, заказанным Генри Грейвзом в 1925 году и изготовленным в 1933-м: здесь было 24 усложнения, в том числе астрономическое время и карта звездного неба с заходом и восходом Солнца над Нью-Йорком, где жил Грейвз.

Henry Graves Supercomplication Patek Philippe & Co
Карманные часы Генри Грейвза — Henry Graves Supercomplication Patek Philippe & Co. Период изготовления — с 1925 по 1932 гг., доставлены клиенту 19 января 1933 года

На этом битва коллекционеров закончилась – или же у Паккарда просто кончились деньги. А карманные часы Henry Graves Supercomplication до сих пор остаются самыми дорогими в мире: на аукционе Sotheby’s в Женеве 11 ноября 2014 года они были проданы за рекордную сумму 20,6 млн швейцарских франков ($21,3 млн).

Сегодня другие, не менее достойные бренды развивают направления персонализации часов: Vacheron Constantin, Montblanc, Bovet, Urwerk, De Bethune, Jacob & Co, Jaeger-LeCoultre.

Доминик Берназ, директор по работе с VIP-клиентами Vacheron Constantin, общается с теми, кто желает заказать “что-то особенное”. Это “особенное” выполняется подразделением Atelier Cabinotiers, специализирующимся на уникальных экземплярах.

Г-н Доминик Берназ
Г-н Доминик Берназ

Большинство частных заказов окружены атмосферой конфиденциальности: коллекционеры не афишируют свои сокровища, марка тоже оберегает privacy. Господин Берназ поясняет:

Если клиент хочет уникальные часы, ему будет неприятно, что кто-нибудь еще может воспользоваться той же идеей.

Выполнение таких заказов требует от 10 месяцев до 3-4 лет в зависимости от сложности механизма. В некоторых случаях, как при создании уникальных карманных часов 57260, компания с разрешения владельца представляет их прессе и широкой публике.

Vacheron Constantin Ref. 57260
Vacheron Constantin Ref. 57260

Зачем? Это повышает их стоимость, если в будущем клиент захочет их продать. При этом контракт гарантирует, что часы никогда не будут повторены в точности и останутся единственным экземпляром.

Так, например, произойдет и с наручной моделью Celestia Astronomical с 23 усложнениями, представленной на SIHH 2017 (о ней писал Александр Ветров): в каждый последующий экземпляр будут вноситься изменения в зависимости от желания нового заказчика.

Vacheron Constantin Celestia Astronomical Grand Complication 3600
Vacheron Constantin Celestia Astronomical Grand Complication 3600

Всегда ли люди четко представляют, что именно они хотят? Конечно, нет. Г-н Берназ объясняет:

В большинстве случаев у клиентов нет ясной идеи. Но формулировать идеи – тоже часть нашего сервиса. Клиент не рисует и не приносит эскизы, мы просто расспрашиваем его о его желаниях. К общению подключается дизайнер, и, если речь идет о сложных часах, мы привлекаем технических специалистов: даже если идея хороша, нужно понять, воплотима ли она.

Все это соединяется в рамках эстетики и принципов бренда. Похожим образом устроен сервис в Montblanc.

Например, клиент из России заявляет о желании получить часы с турбийоном в определенном корпусе. Для него делают несколько эскизов, и специалист компании выезжает в Россию на согласование. Через некоторое время он приезжает еще раз – утвердить окончательный вариант дизайна, который оптимально соответствует и механизму, и эстетическим ожиданиям клиента.

Часами, которые кажутся придуманными специально для кастомизации, с 1930-х годов остаются прямоугольные Reverso Jaeger-LeCoultre с переворачивающимся корпусом, призванным защитить стекло при игре в поло.

Их задняя крышка с самого начала использовалась для нанесения гравировки с инициалами или фамильными гербами. Среди использовавших такую услугу были принц Уэльский и летчица Амалия Эрхарт.

Jaeger-LeCoultre Reverso с гравировкой Эдварда VIII
Часы короля Эдварда VIII Jaeger-LeCoultre Reverso, 1937 год

Постепенно декор оборотной стороны Reverso становился все сложнее и стал включать инкрустацию бриллиантами, лаковые миниатюры, а потом и эмальерные техники.

Jaeger-LeCoultre Reverso

Сегодня мастерскую эмалевых миниатюр Jaeger-LeCoultre возглавляет Миклос Мерцель: будучи изначально художником, а затем часовщиком, он шаг за шагом освоил сложнейшее искусство эмальера – и теперь его подразделение готово взяться за перенесение на часы практически любых изображений, от известных картин до портрета любимой собаки клиента. Срок исполнения заказа варьируется от 6 до 12 месяцев.

jaeger-lecoultre-reverso_2
Jaeger-LeCoultre Reverso à Eclipses
jaeger-lecoultre-reverso_3
Jaeger-LeCoultre Reverso à Eclipses “Крестьянка” Казимир Малевич

К 85-летию коллекции Reverso, в 2016 году, в компании открылось направление Atelier Reverso, предоставляющее возможность кастомизации за счет выбора из множества вариантов циферблатов (цветов и материалов, включающих даже природные камни) и ремешков. По сути, клиенту предлагается конструирование своей собственной модели из серийных составляющих. Возможность персонализации получают поклонники часов Classic или One с глухой задней крышкой, а также Duo и Duetto с двумя циферблатами. В прошлом году, в русле современной моды на коллаборации, компания привлекла к сотрудничеству знаменитого дизайнера обуви Кристиана Лубутена.

Jaeger LeCoultre Reverso от Кристиана Лубутена
Jaeger-LeCoultre Reverso от Кристиана Лубутена

Интересно, что часы самого Лубутена, которые были для него созданы мастерами Jaeger-LeCoultre, по желанию заказчика не демонстрировались широкой публике – зато он придумал несколько вариантов расцветок циферблатов и ремешков для коллекции Atelier Reverso 2016 года.

И в заключение хочется напомнить о запуске в этом году женской молодежной коллекции Bulgari New Serpenti, в которой кастомизация взята за основной принцип: клиенту сразу предлагается собрать “свои часы” из множества вариантов составляющих.

Bulgari New Serpenti
Варианты сочетаний ремешков, циферблатов и корпусов Bulgari New Serpenti

При этом, что необычно для персонализированных часов, это ценовой уровень entry level: их стоимость начинается примерно с 4 тысяч евро. Часам такого рода отводится роль современного модного аксессуара.

Bulgari New Serpenti
Bulgari New Serpenti

Фотографии: пресс-службы часовых брендов

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

5 причин, почему коллекционеры выбирают Richard Mille

Сегодня Richard Mille занимает лидирующие позиции на рынке часовой индустрии. Глава часового направления Christie’s Джон Рирдон объясняет, почему покупатели отдают предпочтение этому бренду

“Меня прет то, что я делаю”

Российский часовщик Константин Чайкин о победе в GPHG, часах как арт-объекте, кайфе от своего дела и нелюбви к работе по требованию

Что означает часовой знак качества “Качество Флёрье” (Qualité Fleurier)?

Часовой знак качества, учрежденный в 2004 году и считающийся самым сложным их всех существующих

Тик-так: секреты покупки часов от пяти мировых экспертов

Рассказываем про часовые предпочтения иностранных специалистов

10 вопросов о том, как устроена мануфактура Ulysse Nardin

Редактор “Часового алфавита” посетила мануфактуру Ulysse Nardin в Швейцарии и узнала, как создаются наручные часы люксового бренда. Рассказываем о производстве в формате “вопрос — ответ”

Развитие часовых механизмов: первые механические часы — какими они были?

Продолжаем серию рассказов о развитии часового дела и появлении первых механических часов