Zenith El Primero: калибр в контексте времени

3 декабря ...

Широкая публика обычно не помнит названий часовых механизмов, даже очень удачных, так как все лавры достаются оснащенными ими часам. Единственное исключение – автоматический высокочастотный механизм с интегрированным хронографом El Primero мануфактуры Zenith. Революционный для своего времени калибр находится в строю уже полвека и за это время успел “оживить” немало легендарных часов, не утратив собственной идентичности


Zenith El Primero Striking 10th — лимитированная 1969 экземплярами серия к 45-летию Калибра El Primero, 2014 г.

Хронографическая гонка за прогрессом

Какие основания дают возможность назвать El Primero легендарным? Начать придется с истории. Сейчас сложно представить, но в 60-х годах прошлого века хронографов с автоподзаводом просто не было. Лучшие часы с секундомерами – Rolex Cosmograph Daytona, Omega Speedmaster, Heuer Carrera и Autavia – обходились механизмами с ручным заводом, причем – о ужас! – не мануфактурного происхождения, а закупленными у специализированных поставщиков калибров наподобие Valjoux и Lemania.

Между тем научно-технический прогресс двигался в 60-е семимильными шагами: человек полетел в космос и совершил погружение в Марианскую впадину, начались испытания первых сверхзвуковых пассажирских самолетов, были запущены высокоскоростные поезда. Ощутившие общественный запрос на технологический рывок часовщики озаботились созданием современных калибров. Помимо мануфактуры Zenith, задумавшейся над созданием автоматического калибра хронографа еще в 1962 г., аналогичную задачу поставили перед собой и конкуренты. В Швейцарии это былa группа Chronomatic – консорциум производителей часов и механизмов Breitling, Heuer-Leonidas, Hamilton-Büren и Dubois Dépraz (приведены тогдашние названия компаний), а на другом конце света – набравшая силу на волне японского экономического чуда компания Seiko. Характерно, что все игроки представили свои разработки почти одновременно, в течение 1969 г.


Модель A384 использовалась в первой рекламной съемке El Primero, ок. 1970 г.

Первенство осталось за Zenith, поскольку мануфактура показала работающие прототипы El Primero (исп. “первый”) уже 10 января того года, а дальше начинается чересполосица. В начале марта свой “автомат” продемонстрировал консорциум Chronomatic, на апрельской выставке в Базеле дебютировали готовые часы Zenith c El Primero, а японцы, которые тогда в Базель не ездили, в мае сразу выбросили в продажу (правда, только на внутреннем рынке) модель Seiko с Калибром 6139. Поэтому они гордо говорят, что первыми “коммерциализировали” автоматический хронограф. Chronomatic реализовала свои хронографы с автоподзаводом в августе, а Zenith – в октябре 1969 г.


Калибр El Primero 3019 PHC, 1969 г.

Разные пути к финишу

Мерение достоинствами не имело бы по прошествии полувека никакого смысла, если бы не значительная конструктивная разница в представленных механизмах.

Консорциум Chronomatic родил модульный калибр с частотой 2,75 герц (19 800 полуколебаний в час): к внутренней стороне механизма Büren был приделан модуль хронографа Dubois Dépraz, отчего изящный микроротор системы автоподзавода оказался спрятан внутри получившегося “бутерброда”.

Seiko пошла по другому пути: она создала с чистого листа интегрированный механизм хронографа (то есть детали последнего не добавлялись к существующему калибру, а интегрировались в новый), адаптированный к массовому производству. Получившийся автоматический Калибр Seiko 6139 представлял собой 3-герцовый (21 600 полуколебаний в час) механизм хронографа с колонным колесом и вертикальным сцеплением – комбинацией, позднее ставшей нормой для хронографов высокого класса.

Герою же сегодняшнего повествования — мануфактуре Zenith — удалось построить наиболее технически изощренный и своеобычный механизм. Во многом это связано с тем, что по ходу 7-летней работы над El Primero концепция разработчиков неоднократно менялась. Определенно можно сказать, что калибр изначально задумывался как интегрированный, без всяких модулей. Примерно за два года до дебюта инженеры решили применить 5-герцовый баланс, выполняющий 36 000 полуколебаний в час.

Неизвестно, было ли принято такое решение под впечатлением от достижения Seiko, которая в 1966 году выпустила первый в мире автоматический 5-герцовый калибр Hi-Beat, продемонстрировавший невиданную ранее точность хода, но японцы не стали использовать высокочастотный баланс для своего хронографа. Между тем, его применение именно в хронографе более чем оправданно, так как появляется возможность установить шаг секундной стрелки в 1/10 секунды и добиться соответствующей точности измерений временных интервалов. На это и сделала ставку Zenith.

Во избежание преждевременного износа было решено покрыть поверхности некоторых деталей слоем дисульфида молибдена, улучшающего коэффициент трения при скольжении. Кроме того, высокочастотный баланс El Primero прямо-таки купался в масле, так что приходилось следить за его разбрызгиванием и одновременно загустением. Хронограф управлялся колонным колесом и имел традиционное для тех лет горизонтальное сцепление с часовым механизмом (позже оно было изменено на более современное вертикальное).

Невидимая рука рынка

Довольно скоро после дебюта выяснилось, что несмотря на все достоинства, El Primero не вписывается в изменившиеся реалии. На Швейцарию и весь часовой мир надвигалась кварцевая “революция”, и высокоточный, но дорогой в производстве механический хронограф был не в состоянии противостоять дальневосточному натиску доступных кварцевых часов японского производства. Ситуацию усугубила смена владельца мануфактуры: в 1971 г. она была куплена американским “однофамильцем” — производителем телевизоров Zenith Radio Corporation. Специализация покупателя на электронике явно не способствовала развитию механических компетенций.

До 1975 г. механизмы, носившие название El Primero 3019 PHC (совокупный объем их выпуска в эти годы оценивается в 32 тыс. штук), появлялись в часах Zenith, но затем их выпуск был полностью прекращен. Более того: тогдашние владельцы приняли решение избавиться от инструментов и оборудования, необходимого для производства El Primero в связи с его полной, как тогда казалось, бесперспективностью. Как понятно теперь, калибр был спасен только в результате самоуправства начальника одного из цехов Шарля Вермо: он спрятал 150 штампов и чертежи механизма в одной из мансард мануфактуры, которую для верности еще и замуровал.


Шарль Вермо на рабочем месте, 80-е годы

Эта почти детективная история получила широкую известность в 90-х, но чтобы не превращать наше повествование в “Войну и мир” мы упомянем о ней пунктиром.

Как только появились признаки избавления от засилья кварца, традиционные производители механических часов вспомнили про El Primero. Первым был владелец Ebel Пьер-Ален Блюм, пожелавший добавить в линейку своей марки автоматический хронограф. Для почина он купил у Zenith все собранные, но оставшиеся невостребованными механизмы, а затем довольно долго заказывал их.

Вторым после Шарля Вермо спасителем калибра, позволившим мануфактуре Zenith восстановить его производство, стал гигант швейцарского часпрома – марка Rolex.


Rolex Cosmograph Daytona “The Big Blue” Ref. 16528, ок. 1991 г., фото: Phillips

В середине 80-х она дозрела до перевода на автоматические механизмы своих хронографов Cosmograph Daytona: до тех пор эти часы комплектовались калибрами Valjoux с ручным заводом. Поскольку новым владельцем Zenith в 1978 г. стала специализирующаяся на производстве станков для точного машиностроения швейцарская компания Dixi, Вермо без последствий для карьеры открыл свой тайник. Это позволило Zenith на 12 лет (в период 1988-2000 гг.) сделаться долговременным поставщиком Rolex. Интересно, что Калибр 4030 (в ролексовской терминологии) отличался пониженной до 4 герц (28 800 полуколебаний в час) балансовой частотой: осмотрительная марка, всегда придававшая значение надежности, продлила таким образом сервисный интервал между заменами масла.

Уже позже, после приобретения мануфактуры Zenith корпорацией LVMH (это произошло в 2001 г.) El Primero поставлялся новым коллегам по группе. Например, TAG Heuer некоторое время комплектовала высокочастотным калибром модель Monaco Twenty Four Calibre 36.


TAG Heuer Monaco Twenty Four Calibre 36, 2010-е гг.

Ирония судьбы заключается в том, что основным механизмом для коллекции Monaco был Калибр 11 – тот самый конкурент Zenith из 60-х, разработанный консорциумом Chronomatic. А входящая в LVMH марка Bvlgari до сих пор выпускает хронограф Octo Velocissimo c механизмом, имеющим фирменное обозначение Калибр BVL 328, в котором без труда угадывается El Primero.


Bvlgari Octo Velocissimo и Калибр BVL 328

А что же сама мануфактура Zenith? Воспрянув на поставках другим маркам от непродолжительного, но потенциально гибельного “сна”, она нарастила выпуск хронографов с El Primero, не забывая популяризировать калибр.


Прозрачная задняя крышка Zenith El Primero ChronoMaster, 1994-2005 гг.

В 90-е была запущена линейка ChronoMaster c прозрачной задней крышкой, оставляющей видимыми детали механизма, а в 2003 г. — модель ChronoMaster Open с вырезом на циферблате, открывающим взору главную изюминку El Primero — высокочастотный баланс.


Zenith El Primero ChronoMaster Open, 2003-2009 гг.

Еще в конце 90-х появились модернизированные механизмы с возвратной функцией хронографа, позволяющей упростить пользование секундомером: ими оснащалась спортивная модель Rainbow Flyback.


Zenith El Primero Rainbow Flyback, 1997-2002 гг.

К хронографу добавлялись — по моде тех лет — и другие высокие усложнения: вечный календарь, турбийон. В частности, стальные ChronoMaster Tourbillon в середине прошлого десятилетия были одним из самых доступных турбийонов на рынке.


Zenith Defy El Primero 21, 2017 г.

Последние годы ознаменовались появлением современного наследника легендарного механизма — Калибра El Primero 21, где цифра 21 означает отсылку к XXI веку, c двумя узлами спуска, работающими с частотой 5 герц (текущее время) и 50 герц (хронограф). Сейчас этот механизм уже широко используется, и “Часовой Алфавит” неоднократно писал про оснащенные им часы Zenith.

Юбилейные “лимитки”


Слева направо: Zenith Defy El Primero 21 (Калибр El Primero 9004), Zenith Chronomaster 2 El Primero (Калибр El Primero 3600), Zenith El Primero A386 Revival (Калибр El Primero 400)

Весь уходящий год прошел у мануфактуры под знаком 50-летия El Primero. Были выпущены несколько лимитированных серий, посвященных этому событию. Первым дебютировал сет из трех моделей, представляющих разные поколения калибра: близкий к оригиналу El Primero 400, более современный El Primero 3600 с увеличенным до 60 часов запасом хода и центральной стрелкой хронографа с шагом 1/10 с, и двухчастотный El Primero 9004. На наш взгляд, выпущенный в 50 экземплярах сет – настоящая мечта коллекционера, так как дает полное представление об эволюции калибра.

В Базеле марка представила другое трио под названием El Primero A386 Revival — оммаж самой первой модели El Primero с индексом A386.


Слева направо: Zenith El Primero A386 Revival в корпусах из желтого, розового и белого золота

Здесь акцент сделан на винтажный дизайн в драгоценном обрамлении. Ремейки выполнены в корпусах из трех оттенков золота: белого, розового и желтого. Выпуск каждой версии также ограничен 50 экземплярами, но в отличие от сета, который продается целиком, эти часы можно купить по отдельности.

Наконец, последний ремейк A386 появился в корпусе из платины и с циферблатом из ляпис-лазури.


Уникальный экземпляр хронографа Zenith El Primero A386 из платины продан на женевском часовом аукционе Phillips 9 ноября 2019 г.

Дизайн уникального экземпляра был разработан совместно с экспертами консалтинговой компании Bacs & Russo, которые затем и продали его с аукциона Phillips в благотворительных целях.

Выручка от продажи лота перечислена некоммерческой организации Zoe4Life, оказывающей содействие больным раком детям и подросткам. Экземпляр был реализован за CHF 250 000 c учетом аукционной комиссии, что стало ценовым рекордом на часы Zenith El Primero.

Апдейт от 04.12. Читатели резонно спрашивают: “250 тысяч за уникальный платиновый экземпляр — это, конечно, хорошо, но сколько сейчас стоят аутентичные El Primero из ранних?”. Отвечаем: на том же аукционе Phillips хорошо сохранившийся, даже без признаков полировки стальной экземпляр модели A386 1969 года выпуска продался за CHF 22 500 с учетом комиссии аукционера. Для сравнения: новодельные A386 Revival в корпусе из, например, розового золота оцениваются мануфактурой в CHF 19 900, стальные A384 Revival — в CHF 7 900.

Изображения: пресс-службы часовых брендов, аукционного дома Phillips

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Все о самых дорогих часах в мире: подоплека успеха Patek Philippe Grandmaster Chime

Выполняя взятое обещание, “Часовой Алфавит” рассказывает об уникальных Patek Philippe Grandmaster Chime Ref. 6300A-010, оцененных на благотворительном аукционе Only Watch в исторически рекордную для часов сумму 31 млн франков. А заодно пытается объяснить, почему покупатель заплатил такие астрономические деньги

Женевская часовая неделя: триумфаторы и аутсайдеры

В Женеве завершилась импровизированная осенняя “часовая неделя”, включавшая множество профильных мероприятий, главными из которых стали объявление итогов Гран-при часового искусства и аукцион Only Watch. Главный редактор “Часового Алфавита” Юрий Хнычкин делится личными впечатлениями от увиденного

GPHG-2019: победители определены!

7 ноября подвел итоги очередной “часовой Оскар”: вручение желанных статуэток от жюри Гран-при часового искусства в Женеве по традиции состоялось в “Театре Леман” в Grand Hotel Kempinski Geneva

A. Lange & Söhne Odysseus: как понимают casual в Саксонии

Гром среди ясного неба: в серийной программе самого авторитетного немецкого производителя механических часов высшего класса, до сих пор оперировавшего только драгоценными металлами, появилась стальная модель. Odysseus, “Одиссей” — вклад мануфактуры A. Lange & Söhne в растущий не по дням, а по часам – простите за тавтологию – сегмент роскошных стальных часов “на каждый день”

“Дайверы” 2019 года: великолепная десятка и один мировой рекорд

По случаю Международного дня дайвера, отмечавшегося в минувшую субботу, мы обозрели новые модели часов для ныряльщиков, благо нынешний год оказался на них богат

Chopard Alpine Eagle: “сталь на стали”, и не только

Первого октября мануфактура Chopard совершила логичный шаг, представив новую коллекцию Alpine Eagle в самом востребованном на сегодня сегменте роскошных спортивных часов. По понятным причинам всеобщее внимание оказалось приковано к стальной модели на стальном браслете, но ею Chopard не ограничилась