Женевская часовая неделя: триумфаторы и аутсайдеры

14 ноября ...

В Женеве завершилась импровизированная осенняя “часовая неделя”, включавшая множество профильных мероприятий, главными из которых стали объявление итогов Гран-при часового искусства и аукцион Only Watch. Главный редактор “Часового Алфавита” Юрий Хнычкин делится личными впечатлениями от увиденного

Сразу скажу, что эти заметки не претендуют на сугубую объективность: все сказанное ниже – оценочное мнение автора, с которым можно не соглашаться. Тем не менее, считаю своим долгом поделиться с читателями увиденным, пересказать кое-какие сведения и даже сделать некоторые прогнозы.

Итак, церемонию Гран-при часового искусства 7 ноября я смотрел (как, надеюсь, и вы) и комментировал в прямом эфире “Часового Алфавита” из Москвы, но уже в выходные был в эпицентре событий, то есть в часовой столице мира, каковой, безусловно, является Женева. Там удалось посетить 8-й благотворительный аукцион Only Watch, серию часовых торгов аукционного дома Phillips и побеседовать с едва ли не с самым компетентным часовым экспертом в мире, старшим консультантом Phillips и основателем консалтинговой компании Bacs & Russo Аурелем Баксом (говорящая для аукциониста фамилия, не находите?). Кстати, он же возглавляет жюри женевского Гран-при.

Для начала выскажу некоторые соображения относительно итогов Гран-при 2019 года.

Как вы знаете, наиболее богатый урожай призов собрала мануфактура Audemars Piguet (три, в том числе первую в своей истории “Золотую стрелку”), по две статуэтки получили Bvlgari и независимый часовщик Кари Вутилайнен.

А кто призов не получил, хотя чисто статистически и мог на них рассчитывать? Еще в сентябре мы называли среди них мануфактуры Zenith (5 моделей в шорт-листе GPHG после первого отбора жюри) и Ulysse Nardin (4 модели). Если учесть, что наряду с обойденной вниманием высокого жюри Zenith в списке награжденных не оказалось TAG Heuer (3 модели в шорт-листе) и Hublot (2 модели в шорт-листе), составляющих так называемый часовой дивизион LVMH, а вместе с Ulysse Nardin без наград осталась и ее коллега по холдингу Kering, мануфактура Girard-Perregaux (2 модели в шорт-листе), то вот вам и список проигравших: LVMH и Kering (добавим сюда до кучи и Swatch Group, хотя в шорт-листе фигурировали всего два её бренда Longines и Hamilton – с таким же разочаровывающим финальным результатом).

Вы спросите: а как же “дубль” Bvlgari, также входящей в LVMH? Согласен, но эта марка – “центрального подчинения”, в часовой дивизион она не включена и безраздельно возглавляется опытным и авторитетным в часовой индустрии Жан-Кристофом Бабеном.

Далее мы вторгаемся в область ни чем не подкрепленных предположений, но есть такое объяснение: в ортодоксально-консервативных часовых кругах пока не слишком полюбили нового руководителя часового дивизиона LVMH, сменившего на этом посту харизматичного Жан-Клода Бивера, которому на прошлогоднем GPHG устроили грандиозные проводы с вручением персонального приза в номинации “За вклад в развитие часового искусства”. Отчасти похожая ситуация в Kering, ювелирно-часовым подразделением которого тоже руководит человек, в отрасли не шибко известный. Тут надо понимать вот что: швейцарская часовая промышленность – это довольно узкий междусобойчик, чужие здесь не ходят и могут миновать годы, чтобы человека и его бренд признали своим. Хотя, может, я напрасно сгущаю конспирологические краски, и члены жюри GPHG за два месяца, прошедших между составлением шорт-листов и финальной церемонией, просто пересмотрели свои взгляды на первоначально впечатлившие их образцы Zenith и Ulysse Nardin…

Теперь предлагаю взглянуть на итоги Only Watch.

Аукцион с каждым разом (Only Watch проходят по нечетным годам с 2005 года) становится все популярнее: количество марок, безвозмездно выставивших на торги уникальные экземпляры своих часов, достигло 50, общий объем сборов составил CHF 38,593 млн (при том, что семь предыдущих аукционов совокупно собрали CHF 40 млн), в зале яблоку негде было упасть.

В Женеву пожаловал даже князь Монако Альбер II, под патронажем которого проходит Only Watch, а собранные средства перечисляются на разработку методов лечения редкого генетического заболевания подростков – мышечной дистрофии Дюшенна. В общем, аншлаг-аншлаг.

Вот как выглядит первая пятерка лотов по результатам продаж:

Patek Philippe Grandmaster Chime Ref. 6300A-010 — CHF 31 000 000

F.P.Journe Astronomic Blue — CHF 1 800 000

Audemars Piguet Code 11.59 by Audemars Piguet Tourbillon Openworked — CHF 1 000 000

Akrivia Chronomètre Contemporain — CHF 360 000

Tudor Black Bay Ceramic One — CHF 350 000

Несложно заметить, что 80% сборов этого года дала продажа одних-единственных часов – стальных (что очень важно!) Patek Philippe. То, что “патеки” оказались первыми – неудивительно, они всегда первые на любом аукционе, так что присутствовавший в зале глава мануфактуры Тьерри Стерн полностью заслужил бурную овацию (аплодировал и монегасский монарх).


Patek Philippe Grandmaster Chime Ref. 6300A-010

Сама сумма, конечно, поражает воображение: особенно впечатляюще выглядела она на экране в рублях — RUR 1 985 791 870, почти два миллиарда. С прошлой субботы Grandmaster Chime – самые дорогие часы в мире.

Опрокинутыми оказались все предыдущие рекорды: и наручных Rolex Daytona, принадлежавших актеру Полу Ньюману ($17,75 млн в 2017 г.), и карманных Patek Philippe с 24 механическими усложнениями, сделанных в 30-е годы для банкира Генри Грейвса (CHF 23,24 млн в 2014 г.).

Думаю, что новый рекорд продержится долго, потому что выше, как говорится, некуда. В ближайшие дни “Часовой Алфавит” расскажет о самых дорогих часах в мире подробнее.

Еще почти 5% выручки принесла в копилку Only Watch продажа астрономической модели от Франсуа-Поля Журна. Это тоже рекорд, но личный: никогда еще часы мануфактуры F.P.Journe Invenit et Fecit не продавались так дорого.


F.P.Journe Astronomic Blue

Закономерный, на мой взгляд, результат: Журн ныне воспринимается коллекционерами как лидер всего цеха независимых часовщиков, он блестяще выступает уже на третьем подряд Only Watch (стабильный второй результат после Patek Philippe), да и на других аукционах его часы вниманием (и ценой) не обойдены. Кроме того, он серьезно подготовился к аукциону, выставив на него первый экземпляр (формально прототип) совершенно нового сложного механизма в корпусе фирменного узнаваемого дизайна.

К продаже Audemars Piguet за миллион франков я бы привлек особое внимание. Уникального в выставленных на Only Watch часах немного: корпус из двух расцветок золота (розового и белого) и соответствующие ему мосты механизма.


Audemars Piguet Code 11.59 by Audemars Piguet Tourbillon Openworked

В каталоге марки есть серийная модель Code 11.59 by Audemars Piguet Tourbillon Openworked в корпусе из розового золота и с чернеными мостами того же Калибра 2948. Эстимейт (предварительная аукционная оценка) уникального экземпляра составлял CHF 190 000 – 240 000, финальная цена оказалась минимум вчетверо выше. Мысленно прибавив к выдающемуся аукционному результату еще и отмеченный выше “хед-трик” мануфактуры на Гран-при, я подумал, что в лице Audemars Piguet на наших глазах рождается новая ярчайшая звезда часового рынка.

Об этом я спросил Аурела Бакса, обострив вопрос до полемической остроты: “Станет ли после успехов этой недели Audemars третьим брендом после Patek и Rolex?”.

Его ответ был уклончив:

“Рынок винтажных часов отличается от текущего позиционирования марок. Audemars Piguet неплохо продается на наших аукционах, коллекционный потенциал у отдельных моделей есть. Но только проверка временем расставит всех по своим местам”.

Более определенного ответа я и не ожидал, и на том спасибо. Но зарубочку на память сделать, как мне кажется, стоит.

Остальные участники Only Watch были оценены в суммы ниже миллиона. Заслуживает внимания выступление независимого ателье Akrivia, чьи Chronomètre Contemporain от скромного эстимейта CHF 40 000 – 60 000 взлетели до CHF 360 000.


Akrivia Chronomètre Contemporain

Марка была основана в 2012 году совсем молодым тогда часовщиком по имени Реджеп Реджепи (мне одному кажется, что это имя больше подходит рэперу, чем часовщику?), к своим 25 годам успевшим поработать на Patek Philippe, BNB Concept и F.P.Journe. В прошлом году Chronomètre Contemporain победили в номинации “Мужские часы” на Гран-при часового искусства.

Очень аккуратно сделанный механизм, пуристский облик, но тогда мне показалось, что мы имеем дело с клоном Laurеnt Ferrier, и я благополучно забыл про юное дарование. И вот – новый знак внимания. Еще больше я удивился, когда на следующий день встретил часы, подписанные Rexhep Rexhepi, в частной коллекции Жан-Клода Бивера, которая выставлялась в зале аукциона Phillips (для демонстрации, не на продажу). Учитывая имя владельца коллекции и его роль в часовой индустрии, попадание в нее дорогого стоит. Так что придется познакомиться с Реджепом.

Уже неоднократно упомянутый эстимейт способствовал крутому взлету цены на Tudor Black Bay Ceramic One.


Tudor Black Bay Ceramic One

Дело в том, что уникальный экземпляр в нехарактерном для марки керамическом корпусе был оценен в скромнейшие CHF 4500 – 5000 — уровень цен вполне серийной продукции Tudor. Молоток аукциониста опустился на заявке 350 тысяч, что в 70 раз (!) выше верхней границы эстимейта. Впрочем, даже если бы лот был бы предварительно оценен втрое дороже, то отрыв все равно впечатляет. Отблеск славы Rolex, несомненно, падает и на ее вторую марку.

Упоминания заслуживает результат нашего соотечественника Константина Чайкина, который был приглашен к участию в аукционе второй раз. Его остроумные Joker Selfie продались за CHF 70 000 при эстимейте CHF 18 000 – 24 000. В 2017 г. циркониевый Joker нашел покупателя за CHF 45 000, так что рост интереса к часам российского мастера налицо.


Konstantin Chaykin Joker Selfie

Пару слов об аутсайдерах Only Watch. Ниже нижних границ своих эстимейтов были проданы Arnold & Son, Ateliers deMonaco (турбийон в композитном корпусе, не хухры-мухры), Christophe Claret, DeWitt, Rebellion и Ferdinand Berthoud. Если честно, не жалко никого, кроме последней марки. Но тут, скорее всего, дело в завышенном эстимейте: оцененные в CHF 170 000 – 200 000 часы были проданы за вполне достойные CHF 150 000.


Ferdinand Berthoud Chronomètre FB 1 “Night Star”

О чем я еще не упомянул? Да, об аукционах Phillips в загородном отеле La Réserve. Аурел Бакс с товарищами придумал отличную историю под названием Double Signed: специальный аукцион, на который были вынесены часы с двойными подписями на циферблате – производителя и продавшего их ретейлера (была такая практика в прежние времена). Например, Patek Philippe и Tiffany & Co. (американский ювелирный дом долгое время был дилером “патека”). Круто, не правда ли? Любой коллекционер затрясется от одного вида, тем более что таких экземпляров делалось совсем немного. Второй аукцион носил регулярный характер и буднично назывался Geneva Watch Auction X.

Общий итог: четыре лота преодолели миллионную отметку – один Patek Philippe Ref. 2499 (со вторым логотипом неаполитанского бутика Trucchi) и три “ролекса”. Что, собственно, и требуется знать о винтажных часах. Да и о “текущем позиционировании марок”, признаться, тоже.

Изображения: onlywatch.com, gphg.org

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Zenith El Primero: калибр в контексте времени

Широкая публика обычно не помнит названий часовых механизмов, так как все лавры достаются оснащенными ими часам. Исключение – автоматический высокочастотный механизм с интегрированным хронографом El Primero мануфактуры Zenith. Революционный для своего времени калибр находится в строю уже полвека и за это время успел “оживить” немало легендарных часов

Все о самых дорогих часах в мире: подоплека успеха Patek Philippe Grandmaster Chime

Выполняя взятое обещание, “Часовой Алфавит” рассказывает об уникальных Patek Philippe Grandmaster Chime Ref. 6300A-010, оцененных на благотворительном аукционе Only Watch в исторически рекордную для часов сумму 31 млн франков. А заодно пытается объяснить, почему покупатель заплатил такие астрономические деньги

GPHG-2019: победители определены!

7 ноября подвел итоги очередной “часовой Оскар”: вручение желанных статуэток от жюри Гран-при часового искусства в Женеве по традиции состоялось в “Театре Леман” в Grand Hotel Kempinski Geneva

A. Lange & Söhne Odysseus: как понимают casual в Саксонии

Гром среди ясного неба: в серийной программе самого авторитетного немецкого производителя механических часов высшего класса, до сих пор оперировавшего только драгоценными металлами, появилась стальная модель. Odysseus, “Одиссей” — вклад мануфактуры A. Lange & Söhne в растущий не по дням, а по часам – простите за тавтологию – сегмент роскошных стальных часов “на каждый день”

“Дайверы” 2019 года: великолепная десятка и один мировой рекорд

По случаю Международного дня дайвера, отмечавшегося в минувшую субботу, мы обозрели новые модели часов для ныряльщиков, благо нынешний год оказался на них богат

Chopard Alpine Eagle: “сталь на стали”, и не только

Первого октября мануфактура Chopard совершила логичный шаг, представив новую коллекцию Alpine Eagle в самом востребованном на сегодня сегменте роскошных спортивных часов. По понятным причинам всеобщее внимание оказалось приковано к стальной модели на стальном браслете, но ею Chopard не ограничилась