Максимилиан Бюссер

22 мая ...

Питер Пэн от хронометрии, один из самых ярких представителей нишевого люкса — о том, почему детство для взрослых — это так важно

Интервью с Максимилианом Бюссером (Maximilian Busser) на часовой выставке Baselworld 2018
Интервью с Максимилианом Бюссером на часовой выставке Baselworld 2018

Максимилиан, что для вас прежде всего означает марка MB&F?

Это мой сознательный выбор, философия, творческая платформа, жизнь! Но никак не бизнес. (Смеется.) Мальчишкой я был большим выдумщиком, мечтал стать автомобильным дизайнером, рисовал сутки напролет. Но друзей у меня не было. Я считался среди сверстником странноватым и страшно, конечно, от этого страдал.

Именно поэтому к моменту вступления во взрослую жизнь огромным усилием воли я преобразил себя в невероятно скучного парня; представляете, что может сделать с человеком желание стать максимально обыкновенным? (Смеется.)


MB&F Legacy Machine Split Escapement, MB&F Legacy Machine Perpetual Titanium

Помните, какие моменты повлияли на вашу судьбу кардинальным образом?

Первый из переломных моментов случился в канун моего 18-летия. Родители, люди небогатые, в качестве напутствия перед вступлением во взрослую жизнь сделали для меня два потрясающих подарка. 700 франков (сумма для семейного бюджета устрашающая) и совет: “Если ты все еще не понимаешь, чем бы хотел заниматься, приглядись к часам”.

Что я и сделал, будучи первокурсником Швейцарского федерального технологического института. Мы сидели с приятелем в кафешке, и я решил поинтересоваться, что за часы тот носит на руке. “Rolex”, — ответил тот. — “Кварц?” — “Нет, механика”. — “А стоят сколько?” Эту сумму я, счастливый обладатель целых 700 франков, запомнил на всю свою жизнь: 4 700! Сумма по моим меркам просто шокирующая! (Смеется.)

Максимилиан Бюссер (Maximilian Busser) – основатель MB&F
Максимилиан Бюссер в часах MB&F Legacy Machine Perpetual

На третьем курсе моя специализация (инженер-микротехнолог) слегка пересекалась с науками гуманитарного толка. Всем нам было дано задание провести какой-нибудь социологический опрос. Я сразу застолбил следующую тему: “Какие причины заставляют людей приобретать дорогие механические наручные часы?”

После чего недолго думая разослал письма на адреса всех ведущих часовых мануфактур. А они не просто ответили — пригласили посетить их производства, водили по которым меня главные лица BreguetJaeger-LeCoultreVacheron Constantin, в том числе и легендарные Даниэль Проллокс, Джеральд Джента.

Мой поезд встал на рельсы и поехал, обрастая все новыми знакомствами, и я наконец перестал сомневаться в том, с чем хочу связать свое будущее.

Расскажите, в какой из брендов вы попали поначалу и как?

После окончания учебы я разослал свое резюме в несколько известных не часовых фирм и с чистой совестью отправился вместе с друзьями кататься на лыжах в ожидании ответа. И там, представляете, встретил Джона-Анри Бельмона из Jaeger-LeCoultre, с которым как раз встречался в рамках своего студенческого проекта. Мы выпили по кофе, и я пошутил, мол, вы всегда знаете, где меня найти, если будете искать нового сотрудника. Через неделю я уже проходил интервью в Валле-де-Жу! Оно длилось три часа. В итоге мне сказали “да”. Одно из главных “да” в моей жизни. (Смеется.)

И вы не поверите! Круг замкнулся: внучка господина Бельмона на днях была принята в штат MB&F.


MB&F Fifth Element Clock

Макс, это потрясающая история! А когда вы созрели для собственной марки?

Когда я удостоверился, что доверенный мне бренд Harry Winston твердо стоит на ногах. Шел 2005 год, мне было 38, когда я окончательно понял, что мне уже недостаточно того, чтобы создавать и придумывать часы для других. Я хотел показать миру, что у меня внутри, каким вижу часовое искусство лично я. Так появился MB&F.

Название MB&F расшифровывается как “Maximilian Busser & Friends” (“Максимилиан Бюссер и друзья”)


MB&F Horological Machine 7 Aquapod Ti Green

Кстати, откуда появилось это “и друзья”?

Знаете, когда я только придумал название, все говорили мне: “и друзья” — худшее, что можно добавить в имя часового бренда! А я отвечал, что ничто лучше, чем это, не отразит мой замысел: делать часы вместе!

Я всегда считал часы объектом искусства. Но почему же тогда 99 % из них выглядят одинаково? Делать что-то необычное — такой была моя цель.

Не было сложно начинать?

Ну, скажу честно, “Я и друзья” первые два года просуществовали в виде меня в моей квартире. Но я работал, претворял в реальность самые свои крутые идеи — и был абсолютно счастлив. Продавали первые из часов MB&F всего три ретейлера! Спасибо им за веру в меня. (Смеется.) Конечно, я много разъезжал по миру и сам, чтобы лично встречаться с клиентами.

Максимилиан Бюссер (Maximilian Busser) – основатель MB&F

Что подпитывает ваш креатив?

В первую очередь семья. Когда я нахожусь со своими детьми, то сам немного становлюсь ребенком и вспоминаю, о чем и как сильно я мечтал. В память мне запала одна цитата известного психолога: “Все дети креативны, потому что не боятся ошибиться”. Чувство внутренней свободы — вот что ценно. И привел меня к успеху в первую очередь тот самый маленький мальчик, неустанно фантазирующий и рисующий, которого я сумел сохранить внутри.

Насколько мне известно, у вас есть очень интересная семейная история о том, что ваше имя должно было быть иным.

Да, это правда! Династия Бюссеров родом из Санкт-Галлена с тысяча четыреста не помню точно какого года придерживалась строгого правила: отец всегда, без исключений нарекал старшего сына Бальтазар, а младшего — Мельхиор.


MB&F Balthazar Blue Dark

На протяжении пяти веков фамильное древо пополнялось предками мужского пола только с этими именами. Прервал эту традицию мой дед. Так что я третий из представителей рода постбальтазарского периода. Но мне нравилось имя Мельхиор! Я предложил жене назвать так ребенка, если родится мальчик. Жена так посмотрела на меня, что я понял: Мельхиор на свет не появится никогда. Так и вышло: я воспитываю двух самых любимых на свете дочерей — Милу и Элизу. Но я все равно ее немножко перехитрил! (Хохочет.)


MB&F Melchior Dark and Light

Каким образом?

Придумал и выпустил двое настольных часов в виде фигур роботов! Угадайте, как я их назвал?

Расскажите, пожалуйста, о проекте MB&F M.A.D. Gallery.

Эта галерея — еще одно мое кровное детище. Мы запустили ее в 2011 году, и здесь я собрал то, что сам хотел бы увидеть у себя дома. Совершенно сумасшедшие машины. Концептуальные арт-объекты, из которых состоит наша захватывающая вселенная кинетическая искусства.


Арт-объект, созданный M.A.D. Gallery

Для того чтобы витрины наполнились, я снова позвал друзей — художников, скульпторов, дизайнеров, чье творчество созвучно с моим внутренним пониманием мира. Я не ожидал какого-то грандиозного бума — специфика наших работ такова, что они могут понравиться только определенному кругу людей — поклонникам стимпанка, например.

Мы начали, конечно, со Швейцарии, но не прошло и пары лет, как пришли запросы от наших ретейлеров из Тайбэя, потом — Дубая. Они захотели открыть такие же и у себя. Но мы не понимали, как это сделать: приглашенные нами соавторы делали абсолютно уникальные вещи, но всего несколько в год! И мы стали приглашать к сотрудничеству все больше талантливых людей.

Записала: Ксения Пономаренко
Расшифровка: Ксения Стрижакова
Изображения: Анастасия Дутова, пресс-служба MB&F

нашли ошибку в тексте? выделите её и нажмите ctrl + enter

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Тренды. Выпуск третий – цвет: 13 оттенков лососевого

Цвет salmon… красивый! Надолго ли эта мода?

Часы к Новому году – теперь китайскому. Хрю!

По славянскому календарю 2019-й – Год Парящего Орла. Красиво! Однако производители часов больше привержены календарю китайскому, а значит – Желтой Земляной Свинье.

Тренды. Выпуск второй – вечные календари

На Женевском салоне было много вечных календарей, хороших и разных…

TAG Heuer. Zenith. Кто первый?

Ведущие часовые издания мира анонсировали выпуск хронографа TAG Heuer Carrera Calibre Heuer 02T Tourbillon Nanograph. Некоторые даже объявили об открытии новой эры в часовом искусстве.

Тренды. Выпуск первый – бронза

На прошедшем в Женеве SIHH-2019 было представлено немало образцов в бронзовых корпусах…

A. Lange & Söhne и F.P. Journe выявляют молодых талантливых часовых мастеров

Премии A. Lange & Söhne и F.P. Journe для восходящих звезд